Devil May Cry

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Devil May Cry » Замок Темного Рыцаря » Гостиная


Гостиная

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Большая комната для приема гостей, что хорошо освещена.

0

2

Начало игры.

Тьма. Она сковывала все вокруг, не давая ступить и шагу. Казалось, будто она пыталась скрыть что-то очень важное, укутав все ночным покрывалом. Забавно, как легко эта странная дама могла спрятать сотни ходов, десятки разветвлений, тысячи поворотов, указывая лишь на один единственный путь, что приводил в никуда. Нет, конечно, если путник послушается ее воли, зашагав по искрящейся тропе, ничего плохого не случится. Почти. Там, в самом конце будет одно прекрасное, ни с чем несравнимое место, откуда никогда не захочешь уйти. Иллюзия. Маленькое счастье для любого уставшего, запутавшегося в себе, человека. Но что будет там, за гранью возможного? Великие долы, где нет, более не печали, ни грусти? Рай? Возможно, ведь ты увидишь то, чего так сильно желал всю оставшуюся жизнь, вот только, стоит там, вдали, появиться иллюзорной картинке, как ты, шагнув вперед, попадешься в ее ловушку. Всего одно движение и крышка захлопнется, а неудачный выбор решит твою судьбу. Пропасть, вот куда ты попадешь, сделав неправильный выбор. Вечный полет в пустоту, откуда нет возврата. Единственное что может прекратить твое падение – простое и лаконичное «Да», но что будет, произнеси ты это? Спасение или же гибель? Для каждого падшего это свой ответ, и, наверное, многие обрадовано скажут – освобождение. Только может ли  тьма так просто сказать «Иди» или же она наденет ошейник на твою шею, прицепив наиболее длинный поводок. Он будет невидимым и тонким, словно волосок, придающий иллюзию, будто его очень просто разорвать, стоит лишь немного надавить. Совсем капельку. Но как не дергай, как не кричи, пытаясь перегрызть эту нить, ничто не поможет. Лишь в самом начале она уязвимая, слабая, но быстро набирает силу и уже через пару месяцев становится нерушимой. В чем же смысл такой привязанности? Окрыленный свободой путник не заметит тоненький лучик серебра, а если и увидит – не придаст значения. Да и зачем, когда впереди столько неизвестного? Люди так предсказуемы и одного за другим темная королева запутывала в свои сети пуская по поводку десятки локонов, что начнут медленно и уверенно пробираться к тебе в душу. Всего пара правильных движений, несколько мгновений, длинной в жизнь и вот ты уже послушный слуга, что с радостью выполняет приказы. Тень себя прошлого.
Каждый раз она затевала одну и ту же игру, желая подчинить себе как можно больше путников, что блуждали в ее владениях. Сотни имен носила эта леди и одним из них была Бездна. Удивительно, сколь многих она затянула в свои сети, не давая более права выбора. Теперь эти глупцы будут вечно скитаться по безграничным просторам и лишь однажды упав, превратятся в прах.
И вот еще одна жертва, легкая добыча, как показалось в начале, но игра начала принимать все новые обороты, кукла не хотела сдаваться, упорно идя вперед. Раз за разом он закрывал глаза, когда она предоставляла выбор, и шел в другую сторону, словно говоря «Я не послушаю тебя». Лишь раз темная леди подсказала правильную дорогу, подумав, словно так он выберет не тот путь, но нет, вновь она проиграла, ведь поворот сделан. Последний шаг и перед взором его открылось то, чего он совсем не ожидал увидеть, думая, словно чувство, охватившее все его естество, было лишь искусно сделанной иллюзией, но нет. Портал. Тоненькая трещина, что вела в другой мир, соединяя его широким, нерушимым мостом. Всего одно движение вперед, и, казалось бы, свобода от Адского гнета ждет его на другом берегу, но вновь ошибка. Мост оказался полуразрушен, и стоило чужаку ступить на него, как в тот же миг его отбросило назад. Обратно в адские просторы, где жило сотни тысяч демонов. При таком раскладе можно было легко попрощаться с жизнью, но порою, судьба улыбается тебе, протягивая руку, и вместо стана врага приводит домой.
Его выбросило из круговорота энергии на холодный, каменный пол. Да, да, именно выбросило, т.к. всего на секунду появившийся разлом закрылся, более не появляясь. Портал погиб. Бездна умела выкачивать силы у любого, и мост между мирами не был исключением. Вот только судить, повезло ему или нет, было еще рано. Все могло измениться в любой момент, ведь в Аду было множество замков, одним из которых являлся его собственный.
Холодный ветер подул откуда-то сбоку, заставляя его немного повернуть голову, приоткрывая глаза. Воздух свежий и приятный. Удивительно, как легко было забыть его аромат, ведь в бездне был лишь удушающий пепел и гарь, что практически не давали нормально вздохнуть. Расфокусированный взгляд метнулся вдаль комнаты, где он оказался. Странно знакомой, нужно признаться. Вот только он никак не мог понять, где видел ее раньше. Только если... Нет, глупо было думать о таких вещах. Удача в последние несколько десятилетий была не на его стороне.
- Хозяин?
Неуверенный голос заставил его приподняться, дабы увидеть говорившего. Это был большой черный пес, напоминающий добермана, с тем лишь отличаем, что в глазах был адский огонь, как и по бокам лап. Удивительно прекрасное творение его же рук сейчас стояло перед ним, склонив голову и ожидая ответа.
- Дьеро?
Сказать, что он был поражен, значит, ничего не сказать. Стоило лишь присмотреться, как знакомые картины появились перед глазами. Гостиная большая и красивая. В ней было два дивана, стол между ними, несколько кресел пред камином и тишина. О, да, она самая, но не зловещая и угнетающая, как в глубинах Бездны, а успокаивающая. Он поднялся, тяжело дыша. Забавно, он, как обычно, выбрался в последний момент. Сил, сделать что-либо, почти не было, благо, верный пес, что был ростом ему по грудь, стоял перед ним, даря поддержку, что в Аду была редкостью.
- С возвращением. За время вашего отсутствия в Замке почти ничего не изменилось, мы отбили все атаки этих жалких падальщиков и обратили в бегство тех, что называли себя сильнейшими. Я осмелился приказать поднять защиту, дабы не дать убийцам и близко подойти.
Он лишь кивнул, медленно идя к дивану. Одно движение, и бывший генерал уже лежал на мягкой поверхности, прикрыв глаза. Он даже не заметил, что в тот момент, когда оказался здесь, а портал захлопнулся, был открыт другой, более мощный, но одноразовый. Кто знал, куда он мог привести. Сейчас не было сил идти и закрывать столь опасную расщелину.

Отредактировано Sparda (2010-06-20 03:22:20)

+1

3

<--------Окрестности Замка Темного Рыцаря

Темные стены, высокий потолок, большой, но уютный камин… попадая в места, подобные этому залу, любой ощущал себя частью интерьера, затесавшегося  среди многочисленных и столь же бессмысленных статуэток. Быть одним из героев рассказа Желязны «Музейный экспонат» Джеем Смитом, или Галатеей? Замереть в самой удобной позе, застыв белокаменной фигурой, пока не обретешь смысл жизни в этой вселенной.
Именно такую статуэтку и напоминала Клер, рассматривая пейзаж за окном. Казалось, будто небо и горизонт слились воедино. Багровые облака окутали темно-бурые остроконечные скалы, выступающие из-под земли острыми зубами. Несколько расщелин, чернеющих пропастью, извергали потоки сизого дыма, стелившегося внизу серым морем, из которого время от времени выныривали странные существа, высматривавшие мелкую дичь.  По левую руку от девушки, где-то вдали извергался вулкан, кутая две соседние вершины обледеневших, мертвых гор в черное «покрывало».  Картину, приближенную к утопии дополнили демонические птицы, кружащие под быстротечными облаками. Удивительно, как они могли удерживать равновесие на таком ветру, совершая сложные маневры.

Она не могла произнести и слова, пытаясь понять, куда же делся Портленд?
По коже девушки пробежались мурашки, ветер, поднявшийся в окрестностях смешал все краски, рисуя все в серых тонах. Он зарычал, и оскалился… Нет, это был уже не ветер. Звук исходил откуда-то позади неё, совсем рядом, над ухом. Клер медленно обернулась…

- О Боже! – Она едва не оступилась в пропасть, в выбитое её машиной окно. Напротив неё стоял, скалясь огромный черный пес, глаза которого налились кровью. Всем своим видом пес показывал, что собирается бросится на неё.

- Эй-эй… Бобик… Тузик… Шарик… - она стала осторожно отступать в сторону, отыскивая глазами, чем можно бы было защититься от пса. – Я не вор… честное бой скаутское… или честное студенческое… Нет… я же не училась в университете…  какое же тебе честное дать? Поверишь на слово? Сейчас я заведу машину и уеду…

Пес щелкнул челюстью совсем рядом с рукой девушки.

- Страховка за выбитое окно? Ну… если вы дадите адрес я напишу расписку и вышлю вам чек за это неудобство… Но сумочка в машине… а там бумажник… вы же принимаете чековые листы, или только наличку?

0

4

Тьма. Она сковала его невидимыми тисками, медленно сжимая. Казалось, будто каждая косточка тела дрожала, прогибаясь под сильным давлением, готовая в любой момент дать трещину и сломаться. Боль медленно, но от этого не менее уверенно, вонзала свои иглы в плоть, словно желая заставить страдать как можно больше, сильнее. Ошибки. Была ли это расплата за них или же эти маленькие игры являлись лишь развлечением для заскучавшей дамы? Кто знает, ведь на такие вопросы столь трудно ответить. Почти невозможно. Вот одна игла начала медленно входить в ладонь, осторожно разрывая ткани, заставляя мышцы лихорадочно сжиматься и разжиматься, гоня из глотки болезненный стон. Но порою, ты не желая произносить и звука, сжимаешь зубы, прикрывая глаза. Успокаиваешься, пока не наступит новый приступ. Забавно он всего лишь порезался там, в Бездне, получив малюсенькое ранение, но сколь велики были страдания. Даже сейчас, находясь на столь великом расстоянии от границ небытия, он все равно ощущал присутствие живой смерти, что желала вернуть себе сбежавшую игрушку. Казалось, будто сотни маленьких, почти невидимых, лесок тянутся от ужасающих земель, принося муки, несравнимые с адскими. Демоны любили причинять боль и чем искуснее они это делали, тем более наслаждения получали, но не один не мог даже подумать о соревновании с хладнокровной старухой, что так любила чужие страдания. Наверное, она была зла, что не подчинившаяся кукла сбежала, не оставив и следа. Но вот незадача, маленькая цепочка привела ее к измученному демону, позволяя вдоволь поиздеваться над ним. Вот еще одна невидимая игла вспорола кожу, поражая нервы.
Подобно огненной волне боль хлынула по телу. Она забегала в каждый уголок, ударяя так сильно, словно желая выбить последние крохи жизни из полумертвого сознания. Но тут, словно назло старухе Бездне тихо завыл пес, стоявший рядом с диваном. Он так и не отошел от своего хозяина, боясь вновь потерять, но видя боль на его лице все-таки решился на отчаянный шаг. Не зря говорят, «Мой дом – моя крепость», ведь очень сложно победить древнего в его же замке, т.к. эти великие строения были живыми, пусть и отчасти. Десятки сотен потоков демонической энергии, что тысячелетиями накапливались в его стенах, заскользили по невидимым проводникам, собираясь у тела своего хозяина. Глаза его приоткрылись, и он усмехнулся, поняв, что неосознанно попросил у своего замка помощи.
Медленно, но верно потоки энергии начали погружаться в его тело, восполняя утраченные силы. Они проникали в самые дальние уголки, вслед за волнами боли, что совсем недавно мучили его, а ныне создавали чувство легкого покалывания. Так приятно было ощущать эти нежные прикосновения переливающегося всеми цветами потока. Он казался теплым и ласковым, как прикосновения матери, коего многие древние и не знали. Хотя с одним касанием он мог сравнить это  чувство – когда младшая сестра, после очередной потасовки, клала пальцы ему на лоб или плечо улыбаясь. Тогда казалось, словно таким движением она забирала себе всю боль и холод, что появлялись в душе, жаль, что ныне ее заменял Замок.
Тут затуманенный взгляд его наткнулся на высокий потолок. Так странно, как давно он не видел этого места, и казалось, словно бы из памяти вылетели моменты его проживания тут, но одновременно можно было с уверенностью сказать, где какая вещ находится. Вот голова его медленно повернулась в сторону, где сидел верный пес. Единственный из немногих, на кого можно было положиться. Тут ухо Дьеро дернулось в сторону, а в глазах, ранее спокойных, полыхнул огонь, предвещающий кому-то вечные муки.
- Что?
Он приподнялся, уверенно сев на диване. Теперь уже движения не причиняли боли, энергия Замка вывело всю дрянь из зараженного тьмой организма, и лишь усталость осталась, давя, но не ломая. Пес резко вскинул голову, и удивление появилось в его взгляде.
- Разве вы не чувствуете? Незваные гости объявились на границе Замка...
Вздох сорвался с его губ, стоило коснуться тонкого пореза на руке, что простирался от запястья до локтя. Кожа почернела, став более грубой и боль пронзала тело, стоило шевельнуть конечностью. Но это ничего, ведь бывало и хуже? По сравнению с грызней за генеральское место это была лишь так, царапина. Она исчезнет, недолго прожив на свете. Вот только сомнения появились по этому поводу, ведь, если подумать, эта маленькая полоска должна была затянуться через пару секунд после ее получения. Возможно, именно этот порез и был связью с Бездной, что до сих пор боролась за право управления им. Он поморщился, шевельнув пальцами. Заразы больше не было, но вот боль, исходящий из раны никуда не делась. Она просто уменьшилась, охватывая лишь ей доступную область.
- Гости? Видно я слишком долго не был здесь, раз потерял связь...
Легкое движение не поврежденной руки и рукав, ранее задранный, опустился обратно полностью закрыв рану. Незачем было видеть эту царапину жителям замка, если таковые еще остались. Ранее тут была его сестра, но за тысячелетия все могло измениться. Скорее всего, в Замке остались лишь охранники, да его верный пес, не более. И тут подтверждение слов Дьеро настигло его:
- О Боже! Эй-эй… Бобик… Тузик… Шарик… Я не вор… честное бой скаутское… или честное студенческое… Нет… я же не училась в университете…  какое же тебе честное дать? Поверишь на слово? Сейчас я заведу машину и уеду…Страховка за выбитое окно? Ну… если вы дадите адрес я напишу расписку и вышлю вам чек за это неудобство… Но сумочка в машине… а там бумажник… вы же принимаете чековые листы, или только наличку?
Это говорил явно не демон и даже не полудемон. Человек? Но что она забыла тут, средь земель Ада? Тут ему на глаза попался один из порталов, что создавал едва уловимые волны энергии. Рука поднялась в его сторону, пальцы медленно разжались, словно он пожелал схватить трещину, но тут они резко сжались, превращая в прах мост средь миров. Было неудобно пользоваться левой рукой, но что поделать, когда малейшее движение пальцев правой причиняло боль?
- Дьеро. – Холодный и резкий приказ сорвался с его губ, эхом разносясь в огромной комнате. И пусть он был не озвученным, но оказался моментально понят и выполнен – пес вернулся обратно к своему хозяину, сев по правую руку. – Кто ты?
Последующие слова были обращены к испуганной девушке. Человек. Что забыла она в этом Замке и неужели она столь везучая, что именно сюда попала, ведь есть десятки других, менее  дружелюбных хозяев. Хотя, не зря же говорят, что Бездна меняет? Что-то потерял и он, вот только то еще предстояло выяснить.

Отредактировано Sparda (2010-06-21 10:27:23)

0

5

Начало игры.

  Тихий вздох громко прошелся по коридорам. Тихий, огромный замок уже в который раз молчаливо приветствовал демоницу. Сапфира здесь бывала не так часто, лишь периодически заходила сюда. Она знала весь этот замок вплоть до самых темных и скромных уголков. Действительно, ведь сколько лет девушка сюда заходила… Это было действительно большим сроком, даже для демоницы. Но тут ничего не изменилось, даже спустя многие столетия. Хотя нет, исчезло то, что оживляло это каменное строение. Спарда. Сапфира чуть прикрыла глаза. Воспоминания снова предстали перед ее глазами, заставляя перематывать старые пленки, где не было и черточки отрицательных эмоций, которые обычно есть между братьями и сестрами в Аду. Но это Сапфиру никак не удивляло и трогало. Эмоции лишь по каплям протекали в ее сознание, боясь превратится в ручеек. Это оживляло воспоминания, давало им теплые оттенки.
Легкая усмешка заиграла на лице Сапфиры. Все равно это просто воспоминания, ведь из Бездны еще никто не уходил. Возможно, Спарда и смог каким-то чудом выжить, но демоница уже перестала в это верить. Но все же она все равно ходила в гости сюда, оглядывала каждую комнату, разговаривала с Дьеро, ее единственным собеседником здесь… С охранниками Сапфира связываться не слишком любила, хотя и говорила с ними тоже. Иногда.
«Да, кстати, а где Дьеро? Обычно встречает, а тут…» - и тут она почувствовала. Эта аура была настолько знакомой, настолько настольгической, что не осталось и единого сомнения. Он вернулся. И сейчас он здесь. Сапфира не изменилась в лице, но в ее глазах заплясали веселые огоньки. И как хорошо, что до прихода в замок она заткнула Феликса, иначе бы меч обломал все настроение, втоптав радость в грязь.
Быстрый взгляд по своей одежде, и тут Сапфира вспомнила, что все еще находиться в своем «втором» обличье, так она называла внешность Рейко. Легкое движение пальцев, почти незаметное, и вместо огненно рыжих волос стали чисто белые, а темный изумруд превратился в холодный сапфир. Нечего сейчас, перед Спардой, показывать свое другое человеческое обличье. Еще успеет насмотреться.
Сапфира значительно ускорила шаг, все время одергивая себя, дабы просто не побежать. Она ясно чувствовала, где находится ее цель. Гостиная. Отлично. Демоница сумела за несколько секунд подойти к ней и спокойным, плавным движением распахнуть дверь.
А вот и Дьеро, верный пес ее брата. И сам демон. Сапфира чуть вздрогнула, поняв, что, если сейчас ничего не сделает, то ее эмоции прорвутся наружу. Но она нашла отличный отрезвительный фактор – незнакомую девушку, человека. Вся радость сошла на нет, и демоница сумела заткнуть все свои эмоции за спокойной маской с ледяными глазами.
«Что она здесь делает?» - чуть нахмурилась Сапфира. Впрочем, уловить энергию портала было легко. Но чужое движение руки, и тот закрылся.
«Интересно, почему именно сюда? Еще вчера тут было пусто, а сейчас столько гостей… Не хватало еще больше их тут увидеть».
Тут внимание Сапфиры привлекло Дьеро. Тому явно не понравился нарушитель. Но Спарда его отозвал. Разумное решение, кстати. Но сама Карат ничего не сказала, она лишь стояла у дверей и задумчиво переводила взгляд со Спарды на Дьеро, а с него – на неожиданную гостью. И так по кругу.
- Здравствуйте, дамы и господа, - тихо обратилась Сапфира с некоторой иронией ко всем присутствующим, решившись все-таки тонко указать на то, что она здесь. Веселые огоньки уже давно потухли в ее глазах, осталось лишь равнодушие. Просто демоница не хотела показывать свою радость перед человеком.
Шаг, еще один, и вот уже Сапфира оказалась неподалеку от Спарды. В глазах ведьмы промелькнуло что-то, но быстро потухло. Демоница, не говоря более ни слова, лишь еле коснулась пальцами плеча левой руки Спарды. Дать надежду? Обогреть? Забрать всю боль? Она сама не знала, но где-то внутри себя прекрасно понимала, что это лишь привычка. Брат явно только что или недавно вернулся из Бездны, значит, он не в порядке, пусть и не показывает это. Та никогда не любила отпускать свои игрушки. Так что ее брату просто повезло. Крупно повезло. Но за все надо платить, особенно за возвращение домой. Сапфира это прекрасно понимала и тем более молчала. Слова были просто не нужны.

+1

6

В комнате царил приятный полумрак. Несколько сот свечей, зажженных в фигурных канделябрах в виде рук низших и голов Кровавых Гулей. За стенами помещения, в котором находилась девушка, разыгралась  Маркесовская буря, ветер нещадно трепал штору и гардину из плотной ткани, опутавшую паутиной Астон Мартин и развивал волосы Клер, собранные  позолоченной заколкой  вверх. Он пронизывал до кости, продувая легкое платье, в которое она была одета. А ведь в Портленде была весна! Её куртка осталась в машине, о чем девушка сильно пожалела, в следующие двадцать минут.
Воистину адская обстановка!
Но чем по сути был Ад? Ссылкой душ грешников, чьи плохие поступки, перевесили положительные, или души тех, кому не удалось купить индульгенцию у Папы Римского. Интересно, почем нынче стоимость отпущения всех грехов?
Попадая сюда, в адскую мясорубку, место, в котором грешники должны страдать, делая каждый шаг, каждый вздох был для них наказанием господним. Легкие пронзали миллионы маленьких игл сатаны, ступни горели в адском пламени, а на голову лил огненный, либо кислотный дождь. Каждая молекула, каждый атом в этом мире влиял деструктивно на тех, кто был послан сюда для страданий.
Но Клер не была бесплотным духом в этом мире. Она, простой человек, намного более хрупкое создание, нежели бессмертная душа, сосуда грехов и воздаяний. Картинка плыла в её глазах. Она пошатнулась, обнявшись своими руками, будто это могло её согреть хотя бы на йоту, и попыталась соблюсти равновесие, рассматривая существо, в человеческом обличии. Белые волосы, темно-фиолетовые одежды, с кружевным жабо вместо воротника. Его лицо казалось невероятно знакомым, таким, к которому хотелось притронуться, провести руками… Глаза!  На её ресницы навернулись слезы, когда она попыталась рассмотреть его глаза. Ветер растормошил её непослушную челку и локоны, бросив прядь волос прямо в лицо. Она отбросила их назад и сделала несколько шагов в сторону вопрошающего.
- Простите, я… не знаю, как это произошло… Я ехала в Портленд. Знаете? Такой провинциальный городок в центре США, но сбилась с дороги и… заехала к вам. Я фотограф.
Стоя в двух метрах от него, она могла четко рассмотреть лицо хозяина этого места.
- Моё имя… - она задержала дыхание.
«Данте! Подлец… вот где все это время ты прятался! И обленился! Если демоны табунами по независимых соединенных штатах Америки бегают! И что за наряд?! Где твой вкус крутого парня в красном плаще?!» - Она хотела возмутиться, припоминая, что пришлось ей пережить за это время, но неожиданно в комнате появился еще один человек. Высокая, статная, привлекательная женщина, на лице которой застыла печать уверенности и полного контроля за ситуацией.
- Здравствуйте, дамы и господа, - произнесла она голосом полным равнодушия, с долей иронии, словно все, что происходило тут, в новом офисе, было невероятным фарсом.
Она спокойно подошла к «Данте», став рядом.
- Добрый день… - Клер распахнула глаза, рассматривая новоприбывшую с большим интересом.
- Дан, это твоя новая девушка? – После чего авантюристка обратилась к беловолосой, красивой женщине. – И как вы только терпите этого лентяя, который обленился настолько, что да два года износил костюм до выцветшего, сиренево-непонятного цвета! Удивлена, что по его новому офису не валяются бутылки и куча коробок из-под пиццы!
Она хотела активно жестикулировать, указывая на то, что таки да, наглость Данте зашкалила все пределы, но пошатнулась на месте, силы покидали её…
- Данте… - произнесла она уже заплетающимся языком, - … только не говори… что не узнал… меня…
Ещё шаг и она упала на холодный пол, от резко сменившейся температуры и атмосферного давления внутри комнаты.
В царстве Хаоса, как всегда, было хаотично.

+1

7

Порою так приятно остановиться, погрузившись в свои мысли и воспоминания, не чувствуя более боли в руке. Десятки картин сменялись одна за другой, гонимые быстро мелькающей лентой, что держала на себе сотни тысяч кадров из его жизни. Забавно, сколько он прожил, но, ни одна из маленьких картинок не посмела потерять свой цвет, затухнув. Прикрыв глаза, он ненадолго погрузился в пучины своих воспоминаний, перебирая самые яркие моменты, словно смотря альбом с фотографиями.
Вот они еще совсем мелкие, почти взрослые, но уже не дети. Двое близнецов, коим исполнилось не больше сотни, сидят в этой самой комнате. Он, забравшись с ногами в кресло и читая книгу, она, сидя перед камином, и, словно зачарованная, наблюдая за играми пламени. Вот девушка оборачивается, с улыбкой, что-то проговорив, и старший брат отрывается от чтения книги, отвечая на вопрос. Хотя, как тут можно не обратить на нее своего внимания, ведь достанет и все равно заставит сказать.
Вот он приходит домой, с усмешкой подзывая следом странного черного пса, у коего еще не были огнем покрыты плечи и спина, но уже тогда в глазах было хаотичное пламя преисподней. Она тогда долго причитала его за столь ненормальную находку, и двое близняшек долгое время спорили, пока, наконец, животина не заговорила, чем озадачила девушку и доказало правоту нового хозяина.
Вот они сидят у Стикса, и он смотрит в огненные воды усталым взглядом. Все тело тогда было изранено и жутко болело, но это было неважно, ведь она была рядом. Они молчали, но одновременно немая поддержка чувствовалась рядом. В тот вечер он стал Генералом, пробившись вершинам.
Вот она примеривает одно платье за другим, не желая выбирать ничего из предложенного, и бросалась тряпками в него, озорно смеясь, и с улыбкой отвечая на столь редкие замечания. Тогда они все-таки опоздали на бал, но зато были жутко довольны проведенным вечером. И кому, какая разница, что бал был устроен в его честь? Объявление имени нового Генерала может подождать, а вот сестренка нет.
Вот он возвращается домой после долгого дня. Тогда предатели вновь объявились на землях Владыки, пытаясь его свергнуть, но получили достойный отпор благодаря ему и адъютанту. Было много крови и криков, а еще он выиграл спор, убив на три изгоя больше, нежели Диметрис. Она тогда с улыбкой помогала вытащить из волос ошметки чьей-то кожи.

Но тут его вырвали из глубокой пучины, заставляя вернуться в этот мир. Картины прошлого еще стояли перед глазами, но уже не так явственно давали о себе знать. Он упорно отгонял назойливые кадры, прислушиваясь к тихим шагам девушки. Вот она остановилась в дверях, проговорив до боли знакомым голосом:
- Здравствуйте, дамы и господа.
Он бы сейчас улыбнулся, обняв любимую сестру, с которой не виделся столько веков, но нет. Не было у него особой любви показывать при чужаках свои чувства, как, впрочем, и у его сестры. Возможно, в этом и было их главное сходство характеров – замкнутость. Тут рука ее коснулась плеча демона, словно желая забрать себе всю боль, что накопилась в измученной душе и ослабленном теле. Привычка ли это, или она и вправду желала помочь ему хоть чем-то? Вопросы, вопросы... Голова склонилась на бок, взгляд его скользнул по лицу девушки. Мундус, она ни капли не изменилась, это несказанно радовало демона, ведь перед ним был не чужой человек, а она, единственная, перед кем у него не было тайн. Да и зачем они нужны, когда она видела его насквозь и могла с легкостью понять, врут ей или же правду говорят.
- Здравствуй, Сапфи... Давно не виделись. Прости, что без приглашения явился.
Он шевельнулся, возжелал подняться со своего места, но, вот незадача, даже мысль о движении рукой причиняло боль, что уж говорить о воплощении этого в жизнь. Жаль, желание прикоснуться в ответ рассыпалось сотнями осколков, более не появляясь. И тут, наконец, гостья подала признаки жизни, медленно выходя из тени и приближаясь к нему. Узнавание мелькнуло в ее глазах, и еще, почему-то, надежда. Знала ли она его, или спутала с другим? На этот вопрос легко будет найти ответ, ведь она сама его озвучит:
- Простите, я… не знаю, как это произошло… Я ехала в Портленд. Знаете? Такой провинциальный городок в центре США, но сбилась с дороги и… заехала к вам. Я фотограф.
Он задумался, пытаясь понять, почему портал открылся, да еще и в такой близости от людского города. Скорее всего, он сам и распахнул трещины, пусть и неосознанно. Да, проблематично сдерживать силу, когда она рвется наружу, чувствуя, как ослабла воля.
- Моё имя…
Он вновь повернулся к говорившей, прислушиваясь к ее словам, но продолжения не последовало, лишь молчаливое осматривание гостьей лица сестры. И тут уже капельки ревности мелькнули в ее взгляде, а следом были произнесен ответ на ранее поставленный вопрос.
- Добрый день… Дан, это твоя новая девушка? И как вы только терпите этого лентяя, который обленился настолько, что да два года износил костюм до выцветшего, сиренево-непонятного цвета! Удивлена, что по его новому офису не валяются бутылки и куча коробок из-под пиццы! Данте … только не говори… что не узнал… меня…
Он подпер голову левой рукой, вздохнув. Данте... это имя призывало столь много воспоминаний, но сейчас они были не важны, он посмотрит эти кадры позднее, когда будет один или с сестрой. «Она знает Данте? Как интересно. Хм, хорошая характеристика – ленивый и неопрятный. Странно, раньше он был немного не таким, хотя... если вспомнить его комнату, представляю офис». Эти слова о сыне вмиг прогнали, ненадолго пришедшую, скуку, да и от постоянного ощущения выжигания кои отлично отвлекали. 
- Я не настолько ленив, да и костюм мой  не изношен, разве что кое где испачкан, но я только с продолжительного.... путешествия, так что это простительно.  Еще кое-что это не офис, леди, а гостиная моего замка. Вы явно спутали меня с моим младшим сыном, простите, если не оправдал ожиданий. – Он вздохнул, почувствовав, как ткани начали срастаться, пытаясь восстановить убитые клетки и затянуть рану, но силы были явно не  равными, ведь организм, упертый до невозможности, не справлялся с такой нагрузкой. Забавно, он сейчас наверняка выглядел в несколько раз бледнее обычного, да и осталось, появилась на лице – Вы так и не представились, леди. Скажите мне ваше имя и я озвучу свое.
Тут девушка покачнулась, рухнув на пол. Пес в тот же миг оскалил свои клыки, словно смеясь над слабым человеческим ребенком, но тут, огонь в камине вспыхнул сильнее, словно желая согреть гостью. Хозяин замка поднялся, стянув с себя плащ, а низший, что прибежал на зов, перенес девушку в кресло, аккуратно усадив. Стоило ей коснуться мягкой поверхности, как слуга исчез, более не беспокоя, а он, склонившись над девушкой, укутал ее в плащ, сжимая зубы от боли. Вот она, самая большая проблема – он терпеть не мог показывать свою боль.

Отредактировано Sparda (2010-06-23 13:34:46)

0

8

Появление тут человека было вообще очень интересным феноменом. Порталы открываются далеко не всегда, особенно те, которые ведут сюда, в этот замок. Хотя можно сказать, что девушке попросту повезло, ведь, если бы она попала в замок к другому демону... Можно было вообразить много вариантов дальнейшего развития событий, ведь извращенная фантазия демона не имеет границ. Но и нельзя сказать, что этому человеку прямо так сильно повезло, ведь Сапфира и Спарда так же являлись демонами, хоть и не такими злобными и жаждущими крови, как многие другие их сородичи. Но, если здраво рассудить, то тут все зависело чисто от самой гостьи. Как та себя поведет, так и решат Древние демоны ее судьбу.
- Здравствуй, Сапфи... Давно не виделись. Прости, что без приглашения явился.
  Сапфира лишь коротко повела плечами:
- Не извиняйся, тебе это не к лицу. Я не буду с тобой ругаться, хотя и следовало, особенно после всего, - она посчитала не объяснять, что именно этого «всего», так как брат и так бы все понял.
- Простите, я… не знаю, как это произошло… Я ехала в Портленд. Знаете? Такой провинциальный городок в центре США, но сбилась с дороги и… заехала к вам. Я фотограф.
  «Звучит интересно - сбилась с дороги и попала в Ад. Самое смешное, что в живом виде, а не в лице призрака или мученика. Ох, девочка, тебе явно не повезло... Или все-таки повезло? Ведь кто знает, будет ли честь общаться с двумя Древними демонами последней…»
- Добрый день…
  «Хорошо, что у нее есть элементарные манеры. Нормально поговорить точно можно. Да и я не слишком люблю невоспитанных людей... Кстати, интересно, Дьеро любит есть людей с таким характером?» – просто безобидная мысль, чуть ли не шутка.
  Дальнейшие слова человека заставили слегка улыбнуться Сапфиру, но короткий срок. Такое услышишь не каждый день и далеко не каждые сто лет.
- Добрый день… Дан, это твоя новая девушка?
  Если бы Сапфира сейчас проявила свои эмоции, то все тут присутствующие услышали бы ее звонкий смех. Но чего нет, того нет. Просто ее уже давненько не называли чьей-то «девушкой». Были, конечно, такие храбрецы, которые пытались стать ее ухажерами, но их уничтожал либо ее брат, либо она сама, посчитав, что они не достойны ее внимания.
- И как вы только терпите этого лентяя, который обленился настолько, что да два года износил костюм до выцветшего, сиренево-непонятного цвета! Удивлена, что по его новому офису не валяются бутылки и куча коробок из-под пиццы!
  Улыбка расцвела на лице Сапфиры, и та не считала нужным скрыть это. Захотела бы – не подала эмоций. Хотя она тоже задержалась всего на несколько секунд. Но фантазия у демоницы была богатой – она сразу же нарисовала «лентяя» Спарду в дряхлом офисе. И вокруг него бутылки и много-много коробок из-под пиццы… Конечно, уже сам демон не подходил такому интерьеру, но все же было очень смешно представлять его таковым. Да и редко выпадает такой случай, когда можно вообразить своего собственного брата в ином свете.
  «Охохо, я эту картину еще долго буду помнить…» - взяла себе на заметку демоница. Это ей очень понравилось.
- Данте … только не говори… что не узнал… меня…
   Сапфира позволила себе чуть вскинуть бровь. Это уже было интереснее – неожиданная гостья была явно знакома с младшим племянником Карат, да и еще умудрилась отца и сына спутать. Что ж, неудивительно, если они так похожи… Но Сапфира бы с уверенностью сказала, что это Данте похож на Спарду, а не наоборот.
- Я не настолько ленив, да и костюм мой  не изношен, разве что кое-где испачкан, но я только с продолжительного... путешествия, так что это простительно.  Еще кое-что - это не офис, леди, а гостиная моего замка. Вы явно спутали меня с моим младшим сыном, простите, если не оправдал ожиданий.
«Как всегда – холоден и вежлив. Что ж, ты не изменился, брат, хотя и многому натерпелся в Бездне… Это даже радует».
– Вы так и не представились, леди. Скажите мне ваше имя, и я озвучу свое, - тем временем продолжал Спарда. Демоница не слишком вслушивалась в его речи, не находя там ничего полезного или важного.
«Да и, если она знает имя отца Данте, то уже сама должна догадаться… Хотя, может быть, он и не рассказывал о своем отце. Я совершенно не знаю своего племянника, даже не обращалась с ним ни разу. Увы, не довелось. Хм, может быть, следует все-таки нанести ему визит. Ну, и заодно убедиться в правдивости слов этой девушки – правда ли, что Данте живет в таком беспорядке…»
  Ноги незнакомки покосились, и та упала на пол. Сапфира никак себя не повела, она даже не была удивлена. Она прекрасно знала об особенностях Ада и об его переменчивой погоде. Причем, это место не было создано для людей. Поэтому совершенно нормально, что незнакомка ослабла. И демоница спокойно наблюдала, как Спарда поднимается с кресла и, сняв свой плащ, накрывает им гостью, которую перенес на другое место какой-то низший. Сапфира даже не шелохнулась, она стояла, словно статуя, но при этом очень внимательно наблюдала за движениями своего брата. Она знала его, как облупленного, и могла легко понять, что сейчас Спарда терпит ужасную боль. Но ничего не говорила, так как знала, что он ненавидит показывать свою боль. Что ж, верно. Но от ее глаза ему все равно не скрыться.
  Легким движением она подошла к демону и спокойным голосом обратилась к нему:
- Спарда, ты недавно вернулся из путешествия и наверняка устал. Я не хочу, чтобы мой единственный брат переутомился после дальней дороги и потом сказал мне, что я недостаточно хорошо позаботилась о нем. Так что насчет других хлопот – предоставь их мне, - после чего Сапфира чуть повернулась к человеку. – А тебе, барышня, лучше не вставать. Здесь, видишь ли, слишком переменчивая погода и не создана для таких хрупких созданий, как ты.
  Миг, одно стремительно движение, которое бы для медлительного человеческого глаза показалось простым коротким кивком и слабой улыбкой, и голова демоницы ненадолго оказалось очень близко по отношению к лицу Спарды.
- Правая рука. Спарда, я вижу, как тебе больно. Разберемся с нашей гостьей, и я займусь тобой, - слова были почти неслышимыми, но Сапфира знала – брат должен услышать. Еще один миг, и девушка стояла между двумя собеседниками, словно прекрасная статуя, безучастно смотря прямо в огонь. Словно бы ее и не интересовало неожиданное появление незнакомки и прибытие брата…

Отредактировано Сапфира (2010-06-23 18:02:52)

+1

9

Земля уходила из-под её ног. Она почувствовала, как проваливается в темную пропасть, и этот полет бесконечен. Она, словно Алиса, которая побежала вслед за белым кроликом, и провалилась в совершенно неизвестный для неё, пугающий мир, в котором каждое движение давалось с трудом. И если этот пес, который сидел рядом с рукой своего хозяина засмеялся бы, растаяв в воздухе и застыв над ней клыкастой улыбкой, Клер бы ни на секунду бы не удивилась. Когда же она приземлится на мягкие корни дерева, или на сухие листья? Но нет. Вместо этого полет не прекращался. Вместо этого в голове крутились картинки из прошлого. Неужели тут, в Аду, если она не могла умереть физически, высшие силы зла нашли способ её наказать? Добраться, до её души, если не в сознательном состоянии, так в бессознательном.
- Зачем?
- Прости, я не хочу этого делать.
- Зачем? У тебя есть выбор.
- Я не могу заставить своё тело подчиниться мне, но он не может подчинить моё сознание. Прости.
Алая кровь на дощатом полу. Её руки в крови. Впервые в жизни она убила. И кого! Подобное не прощается даже на небесах...
Где же он? Где пропадал столько лет? Рядом был тот, кто мог бы дать ответы на эти вопросы, а может и не мог. Во всяком случае, они были невероятно похожи, почти одно лицо. Отличия заключались лишь в их прическе и одеянии. И она очень плохо знала этого человека. А человека ли?
Рядом с Клер вновь возник призрак из прошлого. Он подошел совсем рядом, провел по плечу, тихо шепча на ухо: "Клер, это будет самая печальная история, если однажды мы будем ненавидеть друг друга"...
Зрачки девушки расширились. Его прикосновение, словно вспышка яркого света, как глоток свежего воздуха среди бесконечных пожаров в долине смерти. Вкрадчивые слова охотника вернули её в чувства. Она и подумать не могла, какую шоковую терапию пережила за эти несколько секунд, пока провела без сознания.
Девушка распахнула глаза, картинка в которые все еще плыла. Она попыталась сфокусировать внимание на каком-то предмете, но к сожалению, вместо подходящего предмета, её взгляд упал на низшего, пристально разглядывавшего и принюхавшегося с живой.
На мгновение девушка замерла на месте, рассматривая низшего. Так они смотрели на друг друга несколько секунд, пока рука Клер не потянулась по привычке к фотоаппарату., низший, под пристальными взглядами своих хозяев прошмыгнул ко входу и вскрылся в неизвестном направлении.
Первая мысль, которая озарила её смутное сознание: "Черт, опять упустила интересный кадр!"
Подобные физиономии и не одну, она часто видела в агентстве Данте, однако впервые морда улыбалась ей не в качестве чучела, а в качестве живого фурнитура, который вполне способен был передвигаться, и даже исполнять несложные приказы.  Немного осмотревшись, авантюристка заметила двоих существ, по внешнему виду не отличавшемуся от человеческого.
– А тебе, барышня, лучше не вставать. Здесь, видишь ли, слишком переменчивая погода и не создана для таких хрупких созданий, как ты. - Произнесла девушка с серебристыми волосами. Сознание Клер было словно в тумане. Ей захотелось сфотографировать и её. Интересно, что получится в результате, когда она проявит пленку? Миловидное лицо, либо не менее хищная улыбка на демоническом обличье?
- Минутку-минутку-минутку! - Перебила она мужчину и женщину, подняв руку вверх. - Неужели я умерла и попала в Ад?!
"Надо больше спать... или пить тонизирующие напитки за рулем.... Уф, теперь буду знать, когда люди умирают, они умирают с душами предметов которые находятся рядом с ними... например как я, ехала по трассе, и приехала в ад на авто... Хм, умирать так с музыкой! Тогда не удивительно, что в древнем Риме хоронили фараонов вместе с золотом, едой и даже с любимыми и не очень женами, а так же не менее любимыми наложницами и прислугой. В следующей жизни, если получится, надо повторить фокус, но в более зрелом возрасте... смерть в двадцать три... удручает".
Девушка подняла глаза на хозяйку помещения, которая стояла теперь между ней и мужчиной невероятно похожим на её бывшего напарника. Кем он является ему? Родственником? Или чужим человеком, похожим на него, как две капли воды... И как отреагирует на новость, что его родственник - сын, брат, племянник, - предположительно мертв от её руки?
Клер стало страшно. Только сейчас она поняла, что немного поддалась назад, и рассматривает за девушкой хозяина дома.
- Знаете... вы невероятно похожи на одного моего знакомого, которого я потеряла два года назад. Говорят, его... застрелили... - произнося последние слова сердце Клер сжалось, словно в него вонзили сотни расколенных игл.

0

10

Порою так хорошо вернуться домой, где тебя уже ждут, расправив руки для объятий и сам факт, что она не ожидала его прихода, был слишком мал, дабы иметь право на жизни. По крайней мере, по его мнению. Хотелось просто посидеть вот так, как раньше, в тишине и покое, не обращая внимания на гостей, что создавали столько шума, слуг, ожидавших приказа, огонь, тихо трещавшего в камине...  и много еще чего мог перечислить он, но зачем? Кому интересно будет слушать такой большой список? А тем временем привычная хаотично сменяющаяся погода успокаивала, заставляя прикрыть глаза. Казалось, буд-то все замерло, и существовал лишь он, в окружении сотен ветров и скал, что были вокруг подобно великим пейзажам гениального художника. Вот резкий холодный ветер ударил в окно, словно желая ворваться в теплую комнату, разнеся всю мебель дребезги, но нет, зачарованные зеркала не желали пропускать столь опасный ветер. Тут, словно повинуясь желанию неизвестного путника, ветер стал на порядок тише, но вот его температура поднялась до огромных высот. Казалось, что он мог теперь испепелить любого, кто встанет на пути свободных ветров, будь то демон или человек.
Он вздохнул, почти закрыв глаза. Странно, почему же он тогда ответил столь странно девушке, заведомо зная, что это человек? Почему он так легко мог перерезать глотку за вторжение на свои границы, ведь ранее был куда терпеливее не то, что к смертным, даже к демонам. Сейчас же будоражило кровь одна мысль, что появились незваные гости и расхаживали по его Замку, как у себя дома. Влияние ли это проклятой Бездны, что пыталась перекроить его разум и характер, или же сам он изменил себя, дабы выжить на столь ужасных землях? Кто знает, ведь силы темнейших земель Ада так и не были полностью изученными. Были те, кто умирали мгновенно, а встречались такие, что выходили из ее паутины. Жаль, что он был первым, кто смог вырваться из оков темной королевы, вернувшись к жизни, но принеся с собой несколько клочков порванной паутины. Это было печально, ведь сама по себе она могла легко найти ушедшего путника, вновь вонзив свои когти в его глотку. Так что же поменялось? Ненависть? А была ли она? Раздражительность? На том же уровне. Вежливость? Была всегда и никуда не делась. Отстраненность? Есть немного, но и ранее имелась. Гуманность? Гуманность... Какое интересное слово, да ранее он имел в закромах своих это прекрасное чувство, сейчас же его стало на порядок меньше. Собственничество? Еще один пункт, что стал выше. Возможно, он приблизился к грани между двумя личностями, что ранее конфликтовали так часто, а ныне одна из них сидела, заточенная в клетку. Генерал и его тень. Две совершенно разных, полярных характеров, что не могли ужиться в одном теле. Гуманный спаситель и хладнокровный убийца. Они заменяли друг друга крайне редко, и в большинстве своем существовал тот, что не был загнан в клетку, подобно зверю.
- Спарда, ты недавно вернулся из путешествия и наверняка устал. Я не хочу, чтобы мой единственный брат переутомился после дальней дороги и потом сказал мне, что я недостаточно хорошо позаботилась о нем. Так что насчет других хлопот – предоставь их мне.
Донесся до него такой знакомый, нежный голос, что прятал так много чувств за иллюзией холода и равнодушия. Уголок губ дрогнул, немного приподнявшись – слабая попытка улыбнуться, но лишь для нее все равно та девушка не увидит этого движения. И радость, подобно неопознанному яду заструилась по телу, задевая каждую клеточку тела, ведь она не заметила, или просто не обратила внимания, что...
- Правая рука. Спарда, я вижу, как тебе больно. Разберемся с нашей гостьей, и я займусь тобой.
Нет, заметила. Значит, теперь ему точно не отвертеться от ее осмотра с последующими причитаниями. Так еще и припомнит о предательстве и его отсутствии, ведь он дома вообще почти не бывал. А коль сестрица припомнит каждый, даже самый незначительный его проступок, то разговор затянется надолго.
- Да, да, я все понял. Муки физические и душевные мне уже обеспечены, как и долгие нравоучения...
Кончено, он не говорил это вслух, а лишь прошептал, но кто знает, отвык ли он от общения с сестрой своей, или же просто забылся, но у той был отличный слух, что только усугубляло его положение. Он уже хотел задремать, откинув голову назад, но тут тишину, что ненадолго повисла над комнатой, разразил полу крик гостьи.
- Минутку-минутку-минутку! Неужели я умерла и попала в Ад?!
Вздох сорвался с его губ и следом пришло осознание, что придется все объяснить, ведь отчасти он повинен в попадании этой девчушки в его замок. Хотя, разве не благодарна она должна быть, что ее спасли от неминуемой гибели?
- Если бы вы умерли, я не стал бы церемониться и просто отдал вашу душу Дьеро.
И тут она вновь заговорила, заставив приоткрыть глаза и глянуть на девушку.
- Знаете... вы невероятно похожи на одного моего знакомого, которого я потеряла два года назад. Говорят, его... застрелили...
Рука скользнула вверх, к белоснежным волосам, перебирая пряди кончиками пальцев. Почему люди бывают столь невнимательны по отношению к чужим словам. Он ведь уже  все объяснил, а повторят дважды... Не в его стиле.
- Я уже все вам сказал о нашем с Данте сходстве. Дети всегда похожи на своих родителей.
Что ж, если она и сейчас пропустит эти слова мимо своих ушей, то он  точно более и слова не скажет.
- Я могу отправить вас домой, если вы того пожелаете.

Офф: Сорь, на улице в тени 36 градусов, так что опечаток куча, наверное.

0

11

Сапфира все так же стояла, словно статуя, и думала, что делать с этим человеком. Если брат не изменился, то бы он предложил избавиться от неожиданной гостьи посредством возвращения той в человеческий мир. Возможно, она, Сапфира, так же бы сделала... если бы было хорошее настроение, разумеется. Наверное, у нее и сейчас должно быть такое настроение, ведь брат вернулся. Но его молчание и уход без предупреждения настолько злили Сапфиру все эти годы, да и посторонний... как-то все улетучилось, оставив место обычному напускному равнодушию. Демонице хотелось выговориться, но она не смела, а лишь стояла и задумчиво разглядывала огонь. Разрушающая стихия, которую можно лишь ненадолго подчинить, но полностью, возможно, это просто невозможно сделать. Но как красив был танец этих огненных языков, которые словно что-то хотели сказать и злились из-за того, что присутствующие тут не понимают его языка и его слов.
  От таких раздумий ее отвлекла фраза брата, заставив перевести взгляд с огня в камине на хозяина слов:
- Да, да, я все понял. Муки физические и душевные мне уже обеспечены, как и долгие нравоучения...
  Сапфира ничего не ответила, лишь слегка улыбнулась и издала легкий смешок, прикрыв рот ладошкой. Спарда говорил чистую правду, она и вправду была в духе сделать что-нибудь подобное. И, скорее всего, даже выполнит это. Так же ее радовал тот факт, что брат не забыл об особенностях ее характера. Впрочем, ему действительно не повезло в этом смысле с выбором сестры...
«Правильно мыслишь, Спарда. Я, конечно, все сделаю, чтобы вылечить тебя... но и потерзать тебя душевно очень приятно. Так что муки тебе обеспечены. Но ничего, я буду нежной... как дикобраз, как однажды сказала моя знакомая садистка из человеческого мира. Так что все еще впереди, брат...» - сладкие мысли о нравоучениях и муках наполовину ненавистного, наполовину любимого брата были жестоко прерваны фразой гостьи. Но Сапфира была не слишком расстроена. У нее еще будет время помечтать и привести свой нехитрый план в реальность...
- Минутку-минутку-минутку! Неужели я умерла и попала в Ад?!
«Что ж, тогда с тобой было бы меньше забот и хлопот», - подумала Сапфира, но не озвучила это вслух.
- Если бы вы умерли, я не стал бы церемониться и просто отдал вашу душу Дьеро, - услышала Карат ответ брата. Демоница с ним бы поспорила, ведь обычно, если люди умирают, они не попадают в замок к Древним демонам... а сразу же туда, куда им полагается в соответствии с их грехами.
- Возможно, брат, возможно, но я не думаю, что тогда она бы тут вообще находилась, - легкий поворот головы, обращенный к демону, а Сапфира почти не останавливалась, но уже обращалась к человеческой девушке. - Нет, ты еще жива и можешь даже вернуться к себе на Землю.
- Знаете... вы невероятно похожи на одного моего знакомого, которого я потеряла два года назад. Говорят, его... застрелили...
«Кажется, она все прослушала, когда упала на пол, потеряв силы. Что ж, ничего страшного... Но Данте. Он же полудемон. Причем, демонический родитель у него весьма сильный. Какую же пулю надо бы вбабахать, чтобы его застрелить? Хех, ни за что не поверю, чтобы мой племянник сдох, как обычная шавка. Наверное, он еще где-то шляется... Девочка может и не знать правду же», - Сапфира уже почти и не замечала, что использует человеческие словечки, но ее это, в общем, не беспокоило. Все-таки такая заразная болезнь, как «человечность», такая мощная, что может заразить кого угодно. Даже Древнего демона. Нет, лучше так - особенно Древнего демона.
- Моего племянника застрелили? Похоже, Спарда, твой cын очень любит попадать в различные переделки. Как думаешь, это правда или нет? Что-то мне не верится в это, - голос демоницы вообще ничего выдал, словно бы Сапфира ничуть не беспокоилась о Данте. Впрочем, это было почти правдой. Ведь Карат хотела познакомиться со своим племянником, как ни крути.
- Я уже все вам сказал о нашем с Данте сходстве. Дети всегда похожи на своих родителей. Я могу отправить вас домой, если вы того пожелаете.
  «Хех. Спарда не будет повторять дважды, как я его помню. Мда, какие же мы добрые демоны, даже ничего у нее заберем. Например, ту же душу... Интересно, насколько человечность осталась в Спарде после Бездны? Эх, с ним, как всегда, все так сложно... и просто одновременно».
- Кстати, леди, мы так и не узнали твое имя. Не можешь ли озвучить? Меня зовут Сапфира, а это мой старший брат Спарда. Мы оба демоны, - сказано это было с такой непринужденной улыбкой и таким зловещим огоньком в глазах, что у любого слабовольного подкосились бы ноги, и тот упал в обморок. Да и сами слова были такие, наверное, странные для человека, что это тоже самое, как и заявить «мы пришельцы с другой планеты, здравствуйте, соседи-земляне».

0

12

О чем бы вы подумали, прежде всего, если бы попали в Ад? За что? В чем я виноват? Как отсюда выбраться? Паника подкатила к горлу Клер. Ей хотелось кричать, рыдать, убежать…  однако она знала, что спасения не будет ни в одном уголку этого места. Ибо Ад, это сгусток темной энергии, которая поглощает, расщепляет, уничтожает, заставляет мучиться,  ты медленно, но верно сожалеешь о своём прошлом. Конечно, при жизни, мы всегда можем сказать, что не сожалеем ни об одном прожитом дне. Но попадая в Ад, мы задумываемся над этим вопросом, а верно ли мы жили? Все ли учли? Жили ли по законам морали?
Она осматривала комнату, словно желала убежать, либо проснуться. Авантюристка ущипнула себя за руку, едва не взвизгнув. Нет, она не спит, и вид за окном это не галлюцинация, и не игра воображения. Она действительно в Преисподне. И она сидела в кресле. Поджав под себя ноги, девушка посмотрела на мужчину в фиолетовом таким жалобным взглядом с накатившими на глаза слезами, словно просила отца, отвести её за ручку домой.
- Я уже все вам сказал о нашем с Данте сходстве. Дети всегда похожи на своих родителей.
Произнес  он, и её бровь поползла вверх. Отец! Был ли он хоть на каплю таким же добрым как его сын? Сколько доброты смог перенять от него Данте? Или все свои положительные качества охотник за демонами получил от своей матери?  Демон, полюбивший смертную. Изменился ли он за это время, или хранит в своём сердце частичку света, принесенной после долго пребывания в мире людей?  Он выглядел таким молодым!
- Я могу отправить вас домой, если вы того пожелаете.
Домой! Конечно! Дом, милый дом! Испытав на себе гостеприимство Ада, она была готова хвататься за любую возможность выбраться из этого места. Одно лишь смущало её, ведь девушка оказалась тут не случайно.
- Моего племянника застрелили? Похоже, Спарда, твой сын очень любит попадать в различные переделки. Как думаешь, это правда или нет? Что-то мне не верится в это. – Произнесла девушка, ставшая между ней и Спардой.
Вот оно! Конечно, он не умер! Сколько пуль получал в свое человеческое тело младший сын Спарды! Сколько раз приходил в исполосованной одежде в офис!  Любая царапина заживала на нем не быстрее, чем на кошке! А в последний раз, Данте заявился в квартиру Клер, в грязной одежде, измученный бессонницей и постоянными стычками с демонами.  После той ночи, когда в её квартиру ввалилось не менее десятка демонов, а дом стал похож на развалины Темен-ни-Гру, у них не было особой возможности поговорить.
- Кстати, леди, мы так и не узнали твое имя. Не можешь ли озвучить? Меня зовут Сапфира, а это мой старший брат Спарда. Мы оба демоны.
Она произнесла это так легко и непринужденно, что заставило Клер улыбнуться. Конечно, не каждый день можно так спокойно сидеть и болтать в одной комнате с двумя высшими демонами. Она почувствовала себя первокурсницей, которая разговаривает с двумя профессорами, победителями Нобелевской премии.
- Моё имя Клер Уэйнтворт. И я человек, который…
«… молодец девочка. Который что? Едва не проговорилась… что бы они о тебе подумали? Сумасшествие!»
Нет, не зря она попала сюда. Возможно, хоть так она сможет искупить часть своей вины?
- … который хочет попросить у вас о помощи.
«Они могут помочь в его поисках. В конце концов, они его родственники! Если придумать легенду позаковыристей, то поиски могут оказаться весьма результативными и за относительно короткий промежуток времени.
- В последнее время нападения демонов на Портленд прекратились. Но многие искатели артефактов, хотят усилить защиту своего дома, словно опасаются, что вскоре на мир людей высыплется целый ворох несчастий. Моя работа заключается не только фотографировать красивые пейзажи и портреты в рамках. Я собираю разные сведения об артефактах и стараюсь добыть их для потенциального заказчика. Так вот, мне поступило около пяти заказов на один и тот же артефакт, оберегающий от сил зла. Говорят, словно этот артефакт, маска из черного дерева, был окроплен кровью Мундуса. Не знаю, насколько это правда, и есть ли у Мундуса кровь, да только все мои заказчики, получив заказ, исчезали через три дня после того, как получали свой заказ. За неделю до исчезновения вашего сына я видела подобную маску  у него в офисе. Один из заказчиков попросил его охранять маску несколько дней. За это обещал ему приличный гонорар. Через две недели произошел ужасный случай с выстрелом в голову, после чего, как рассказывают очевидцы, его вынес из бара высокий, белокурый мужчина. Я проанализировала список пропавших: ученый, экзерцист, библиотекарь и священник. Если не считать самого Данте.  Итого пять человек. А что если… если этот кто-то, кому понадобился ваш сын не менее больной человек, чем Санктус? При его жизни, лет десять назад, был один священник, которому для оживления статуи имени вас, Спарда, потребовалось поместить в неё того, в ком течет кровь легендарного темного рыцаря.
Клер встала с кресла, все еще чувствуя легкое головокружение.
- Черт-черт-черт! Это становится наваждением. Два года я и двое коллег Данте ищем его по всем Соединенным Штатам,  и не только. Вы же понимаете, насколько это серьезно, использовать вашего сына, в качестве марионетки! Или в качестве материала для собственных потребностей! Многие из тех, кого он убивал хотели заполучить его душу… Надеюсь, этого не произошло.
Интересно, поймут ли они этот наполовину осознанный ею бред?
Она еще не знала, насколько её слова были приближены к истинному пути. Это была лишь зацепка, заинтересованность. Они, жители Преисподни, могли знать, а могли и не знать, что творится тут, среди мертвых и инквизиторов их душ. Но помогут ли они ей?

0

13

Регенерация, как порою, она может подставить, встретившись с тем, что ей неподвластно. Ткани, разодранные в бездне о какой-то вшивый уголок, не желали стягиваться, словно их сдерживало нечто большее, чем просто неглубокая трещина. Создавалось ощущение. Буд-то кто-то специально раздирал эту ранку раз за разом увеличивая расстояние между двумя обрывками. Не самым приятным чувством было ощущение этого поганого жжения, что можно было сравнить лишь с кислотой, медленно разъедающей кожу. Давно почерневшая рана даже не кровоточила, а лишь подрагивала, стоило шевельнуть пальцем или плечом. И как его угораздило так глупо подставиться, в самый последний момент, получив столь незначительную царапину, что должна была зажить еще до перехода по мосту средь миров. Но нет, она была, раздражая нервы, обжигая кожу, причиняя боль. Иглы, что ранее прекратили свое движение, вновь начали медленно проникать внутрь.
Он вздохнул, попытавшись уклониться от этого приступа путем частичного перевоплощения. Вот рука начала медленно меняться, а демоническая энергия забила ключом, желая полностью высвободиться, дабы пойти убивать. Это помогло, пусть и не сильно. Даже в этом облике рана была, но не такой. При таком раскладе она казалась длинным рубцом, что доходил почти до кости и, возможно, именно в этом и была причина, ведь так отличны между собой тела жителей ада и мира людей. Нахмурившись, он начал вглядываться в разорванные доспехи, словно выискивая там нечто чужое, не нужное, ведь не могла же такая царапина не заживать беспричинно? Задумчивый взгляд, ранее серо-голубых, а ныне кровавых глаз, начал медленно скользить от края до края, желая отыскать причину этих страданий. Но, к сожалению, его отвлекли, когда он уже почти выискал заразу. Сапфира заговорила, заставляя прислушаться к каждому слову, ведь иначе и быть не могло.
- Возможно, брат, возможно, но я не думаю, что тогда она бы тут вообще находилась.
Он приподнял голову, глянув на свою сестру. Неужели она могла забыть о десятках проходов, что вели заблудшие души к замкам элиты? Любая, даже самая наичестнейшая душа, имеющая за своей спиной лишь пару глупых грешков, могла попасть сюда, если бы владелец того пожелал. Надо же чем-то кормить главную охрану владений и жалкая падаль как раз подходила на подобное.
- Попасть то попала бы, вот только в живых долго не продержалась. Надо же нам кормить сильнейших защитников замка...
Последнее было сказано немного отстраненным голосом, ведь он вновь уткнулся взглядом в рану, почти отключившись от внешнего мира, и только сестренка могла заставить его слушать, или же слова о сыне.
- Моего племянника застрелили? Похоже, Спарда, твой сын очень любит попадать в различные переделки. Как думаешь, это правда или нет? Что-то мне не верится в это.
Он лишь фыркнул, недовольно передернув плечами. Да знал демон, что его сын любитель попадать в различные, порой не самые безопасные, переделки. В этом они были похожи, ведь в своей молодости он сам так же ввязывался во всякие авантюры, не задумываясь о своей безопасности, и лишь со временем перестал так рисковать, видя, как переживает сестра.
- Моё имя Клер Уэйнтворт. И я человек, который… который хочет попросить у вас о помощи.
Представилась-таки незваная гостья. И тут, заметив маленькие осколок, он замер в предвкушении чего-то очень болезненного. Достать эту черную гадость, что так и рвалась слиться с тканями, будет как минимум не просто, а тут еще и девушка вновь заговорила.
- В последнее время нападения демонов на Портленд прекратились. Но многие искатели артефактов, хотят усилить защиту своего дома, словно опасаются, что вскоре на мир людей высыплется целый ворох несчастий. Моя работа заключается не только фотографировать красивые пейзажи и портреты в рамках. Я собираю разные сведения об артефактах и стараюсь добыть их для потенциального заказчика. Так вот, мне поступило около пяти заказов на один и тот же артефакт, оберегающий от сил зла. Говорят, словно этот артефакт, маска из черного дерева, был окроплен кровью Мундуса. Не знаю, насколько это, правда, и есть ли у Мундуса кровь, да только все мои заказчики, получив заказ, исчезали через три дня после того, как получали свой заказ. За неделю до исчезновения вашего сына я видела подобную маску  у него в офисе. Один из заказчиков попросил его охранять маску несколько дней. За это обещал ему приличный гонорар. Через две недели произошел ужасный случай с выстрелом в голову, после чего, как рассказывают очевидцы, его вынес из бара высокий, белокурый мужчина. Я проанализировала список пропавших: ученый, экзорцист, библиотекарь и священник. Если не считать самого Данте.  Итого пять человек. А что если… если этот кто-то, кому понадобился ваш сын не менее больной человек, чем Санктус? При его жизни, лет десять назад, был один священник, которому для оживления статуи имени вас, Спарда, потребовалось поместить в неё того, в ком течет кровь легендарного темного рыцаря. Черт-черт-черт! Это становится наваждением. Два года я и двое коллег Данте ищем его по всем Соединенным Штатам,  и не только. Вы же понимаете, насколько это серьезно, использовать вашего сына, в качестве марионетки! Или в качестве материала для собственных потребностей! Многие из тех, кого он убивал хотели заполучить его душу… Надеюсь, этого не произошло.
Он перевоплотил и вторую руку, а точнее лишь пальцы, на коих теперь были живые доспехи и длинные когти, что могли хорошо помочь в извлечении заразы. Всю речь, что произносила девушка, он слушал в пол уха, все это время, пытаясь обуздать рвущиеся наружу эмоции. И не только боль это была, но еще и ярость, что какой-то человечишка стал причиной пропажи его сына. Когти ворвались в рану, начав медленно цепляться за осколок. Это было крайне сложно, ведь создание бездны было крайне скользким и не только по природе таковым являлось, но еще и кровью было хорошо сдобрено. Каждый раз, когда получалось подцепить заразу, та соскальзывала, возвращаясь на место. Вздохнув, он заговорил, не отрываясь от своего дела:
- У Мундуса, кончено кровь есть, вот только подобного артефакта я не помню. Столь сильный артефакт может быть создан лишь владыкой ли приближенными, так как их сила для этого  подойдет идеально, но в таком случае оберег, был бы от света, а не тьмы. Если же подобное создавал человек, то неоткуда ему взять капли крови Мундуса. На счет Санктуса, с ним разберусь позднее, все-таки эта прогнившая душонка теперь будет блуждать по землям Ада, лишенная все своих сил. Данте... Бесполезно было искать в мире Людей того, кто пропал, попав под влияние так называемого артефакта. Беловолосый демон? Что ж, таких можно по пальцам пересчитать.

0

14

- Попасть то попала бы, вот только в живых долго не продержалась. Надо же нам кормить сильнейших защитников замка...
Сапфира лишь чуть подернула плечами. Брат говорил неоспоримую правду. Она окинула взглядом гостью и оскалилась. Точнее, лишь тонко хмыкнула, искусно скрывая свои наклонности к садизму.
- Да, ты прав, брат. Из нее вышел бы хороший корм для Дьеро... - Сапфира ничего не хотела этим сказать, лишь рассуждала вслух, на самом деле демоница даже не подумала отдать гостью на радость псу.
Девушка в ответ на последние слова Сапфиры насчет ее представления лишь улыбнулась, и та, наверное, уделила каплю уважения этому человеку. Не каждый останется таким же почти спокойным после всего, что свалилось на его бедную голову. Наверное, девушка частенько имела контакт с демонами, чтобы знать, что они - не выдумка, а самая настоящая реальность.
- Моё имя Клер Уэйнтворт. И я человек, который… который хочет попросить у вас о помощи.
Сапфира чуть наклонила голову и никак не изменилась в лице. Она уже привыкла слышать подобные слова за последние несколько тысячелетий. Сколько людей просили ее о помощи, а просьбы были почти всегда одинаковыми... а что попросит она, эта девушка, которая случайно попала сюда?
Демоница только легко зевнула. Ей уже начинала надоедать эта беседа, которая, по мнению самой демоницы, не принесла почти ничего нового.
«Ты в своем репертуаре - только новое и свежее и подавай!» - отозвался Феликс, до этого дремавший в позвоночнике демоницы. Та лишь мысленно хмыкнула.
«Конечно, Феликс. Как будто ты не знаешь, родной мой...» - если бы у меча были брови, он бы непременно нахмурился. А сейчас лишь легкая волна негодования коснулась Сапфиру. Феликс был явно чем-то недоволен. Но уже не заботило Карат, она не слишком обращала на меч внимание. Особенно в такое время.
И тут внимание демоницы привлекли движения Спарды. Тот зачем-то начал ковыряться в своей правой руке, словно бы это был раненый огромный червяк. Карат чуть нахмурилась - ее брат что-то заметил в своей ране? Что ж, наверное или даже скорее всего, это был прощальный подарок от Бездны, застрявший в ране. Если бы Спарда вытащил этот подарок, Сапфира была бы спокойна. Но по движениям брата было заметно, что он пытается, но не может вытащить что-то.
«Надо бы ему помочь... Но не сейчас», - подумала демоница. Ведь Клер начала свой рассказ, и Сапфира внимательно ее слушала. Содержание ее явно не порадовало, но лишь потому, что придется отыскивать пропавшего невесть куда племянника. Хотя это обещало разогнать тоску демоницы, и та уже мысленно согласилась помочь Клер с нахождением Данте. А вот, что Спарда скажет, ее как-то не волновало. Она почему-то знала, что он тоже не оставит своего младшего сына. Но сначала надо было справиться с раной на правой руке. Нельзя оставлять это безобразие в долгий ящик.
- Я бы с удовольствием отправила этого человека в Ад собственными руками, - промолвила Карат с хорошо скрытым наслаждением садиста. Она, в отличие от брата, не была такой ярой гуманной спасительницей. - Насчет беловолосого у меня тоже есть некоторые догадки, все-таки я знакома с большинством Высших демонов... - Сапфира взглянула на Клер. - Как и сказал Спарда, ты можешь отправиться домой, на Землю. Если, конечно, не хочешь поискать с нами Данте. Но Ад не создан для людей. Скорее всего, ты тут просто погибнешь, если будешь своевольничать и пойдешь на поводу собственных мечтах и фантазиях, а твою душу с удовольствием сожрет какой-нибудь демон. Или того хуже, будет вечно мучать... Я лично не собираюсь тебя спасать, если попадешься кому-нибудь на крючок, - демоница открыто показывала свое отношение к Клер и не стеснялась этого.

0

15

Пока в замке продолжался разговор, слуги Сапарды успели залатать дыру в окне, набив на проём плотную войлочную ткань, а сверху накинуть не менее плотную, набивную жаккардовую штору, темно-фиолетового цвета, с причудливыми, едва заметными глазу красными узорами, разрисованные сложной каймой вдоль двух краёв полотна.  Климатические условия в комнате стабилизировались и за беседой два демона и девушка не заметили, как за окном небо поменяло цвет: из-за серых туч прорезалось багровое солнце. Оно как поплавок всплыло на безмятежно голубом небе, зависнув в зените и упав спелым яблоком за горы, издав звук разбившегося стекла. Шум  привлек внимание громадных псов, с многочисленными рядами зубов и горящим загривком. Отблескивая стальной чешуёй, они бросились за солнечным диском, как за игрушечной целью, распугивая красноперых Кровавых Гулей, ютившихся в саду мертвых деревьев, создавая ощущение, словно выгоревшие дотла буки да вязы продолжают полыхать неправедным пламенем Ада. За горизонтом громыхнул раскат грома,  проносясь над крышей замка Спарды стремительным электрическим облаком, в котором, казалось, невидимый художник зажигал и тушил светящиеся трубки, подавая напряжения каждые двадцать секунд. Но когда молния полыхнула над самой крышей, из облака вынырнула огромная, почти прозрачная рыба, каждая кость которой, казалось, играет миллиардами электрических разрядов, светящихся через её прозрачное, гибкое тело, и как только голова рыбы коснулась облака, раздался гром.
Шум неясным гулом застыл в ушах демонов и человека, и это дало возможность Клер перевести дух и собраться с мыслями. Конечно, рассчитывать на то, что попав в Преисподнюю тебя примут с открытыми объятиями  не стоило, все произошло слишком быстро, шоссе, туман, нападение птиц, авария. Но и забывать то, что Ад и Рай понятия относительные, как добро и зло. Скорее всего, это были отдельные группировки, два абсолютно разных мира со своей уникальной природой. Тут в Аду, среди обломков великих замков, руин величественных сооружений, на краю земли, где Вселенная словно сошла сума, нашли приют демоны гордыни, лжи, алчности, чревоугодия…Все они могут паразитировать и уносить жизни только среди смертных. В мире демонов они были низшими, те, кто подставлял свои ладони под ноги хозяина, только бы те не промочили ноги после накатившего неожиданно ненастья.
Клер следила за движением руки Спарды, которая трансформировалась в острые доспехи и пыталась изъять нечто в его второй руке, раздирая её поверхность.  Авантюристка отвела взгляд, не в силах наблюдать за тем, как демон сам пытается оперировать своё тело.
Конечно, она была лишь случайным пассажиром в этом рейсе, но камень в руке, подаренный Мэндором так неистово пульсировал… он притягивал её к руке демона, но лишь сила воли заставила девушку оставаться на месте.
«Я знаю, по меньшей мере троих, среди которых Спарда, второй Мэндор. Третий был тем, кто…»
Она почувствовала резкую боль в кисти руки, причиной которой был артефакт в её ладони. Как бы ей не хотелось остаться тут и хоть немного разузнать о том, что может стать полезным в поисках. Конечно, более тридцати лет пребывания в разлуке с семьёй, веский повод отшить её, выставив за дверь замка, но ей хотелось думать, что все произойдет не так.
- Я могу стать полезной, когда придет время его узнать. Для Преисподней я не создана, но и в мир людей попасть без вас не могу.  В противном случае я стану кормом не для Дьеро, но для более диких тварей за стенами вашего замка.
Задерживаться более в царстве Хаоса ей не хотелось. Рука словно тяжелела. Было такое ощущение, словно тут, в мире беспросветного мрака, медальон стал маяком, но для кого?
Неожиданно на улице послышались гулкие шаги, эхом разносящиеся по всей округе. Свистяще-шипящий рев разнесся далеко за сотню верст от этого места, сбив ледяные вершины пепельного цвета на юге, заставив затаить дыхание. Здание дворца затряслось. Клер слетела с кресла, не выпуская камня из рук, краем глаза рассматривая демона, размером с  десятиэтажный дом, в окно которого была видна только его клыкастая морда, из-под чешуйчатых пластин которой виднелась разлагающаяся плоть.
- Аааа! – Выкрикнула она, ударившись о «руку с маятником», - Ммм… - все еще лежа на полу простонала она, - этот демон, все так и задумано?
Когтистая черная лапа вывалила одеяло, с навешанной жаккардовой шторой и потянулась к черному камню в её руке.
- Спар-р-р-рда? – Произнес голос потусторонний, словно откуда-то из глубины. – Я тебя нашел, предатель!
И лапа сменила направление, потянувшись к более важному объекту, нежели артефакт наместника Мундуса. Перед ним была легенда важнее всяких артефактов, передним была сама смерть и сама жизнь Преисподней.

0

16

Говорят, что лучшее место для демона – Ад. Правильно ли это, ведь суждение о добре и зле так поверхностно, что не может вписать в свои рамки все понятия, традиции, мысли обеих сторон. Считается, что тьма принадлежит лишь одной стороне и не может измениться, став лучезарным светом, вот только было ли это правдой, ведь однажды дитя Ада развернуло свой клинок, дабы защищать, но не члена семьи, а людей, запечатав портал. Но можно ли разрушить столь сильное, массовое суждение, увидев лишь одно исключение? А кого еще можно привести в пример? Полукровок? Они вечно на грани. Людей? У этих жалких червей своя сторона, где был замкнутый мирок, тонувший в похоти и алчности. Так что же, нет более никого? Но вот так, примером одиночки, не переубедить сотни тысяч, что демон не может быть светом, а ангел - тьмой. Тогда должен ли предатель вернуться, вновь начав прежнюю жизнь, восстанавливая свое имя, что звучало громче любого прозвища – Генерал. Каким он был, и каким стал. Хладнокровный, в меру эгоистичный, кровожадный, дерзкий, сильный демон ушел на задний план, почти погибнув, а на место его пришел мягкосердечный, гуманный, задумчивый слабак. Но может ли одна личность сломать другую, полностью задавив, или же зверь способен выжить, зализав раны и вновь поднять голову, потребовав свои права? Как близко он был к этому моменту? Возможно, как раз к грани и подошел предатель, разрываясь между двумя столь схожими и одновременно различными характерами. Но какая из них способна победить? Человечность или истинная сущность каждого темного? А может, они сольются воедино, даровав новую версию старого оригинала? Но на такой исход столь мала вероятность, что рассчитывать на это почти невозможно, хотя... Нет, не могут объединиться человек и демон, став единым целым. Это противоестественно,  даже для него, не раз доказавшего, что нет такого слова, ведь существование гуманного мясника – противоречие не только правилам, но и всему, что есть, было и будет. Но, кто знает, ведь такой феномен еще не изучен и, возможно, он умрет, не родившись, хотя... Все можно оценить лишь в сравнении и сейчас, когда грань между сплетениями столь близка, нельзя сказать, что будет далее. Возможно, демон вырвет из рук человека свои права, вернув хладнокровность и кровожадность, на место гуманности, а, может заразная человечность победит, убив зверя, но тогда гуманист выйдет из тьмы, став обычным. Вот только есть ли место в этих мирах тому, кто будет носить темную шкуру, но иметь светлую душу? Свои же вонзят нож в спину, а чужаки – в грудь. Смерть ожидает сломавшегося, и столько б не прожил он, какую силу б не имел, его убьют в тот же миг, как перетупит он порог своего дома.
Круг замкнулся, новая ветвь тронулась с мертвой точки, начав медленно записывать историю. Крохи прошлого и отголоски будущего, смешиваясь, образовывали нечто новое и старое одновременно. Все переплелось, запутавшись, и вновь распуталось, подобно клубку, что так старательно завязывала старушка, но разыгравшийся кошара, сбросив его со стола, решил поиграть, размотав. Клетка дрогнула, почувствовав, как зверь бросился на прутья, желая разорвать в клочки того, кто встал на его место, гордо вздымая голову. Всего один рывок и свобода окрылила темное существо, опутывая в свои сети. Две сущности встретились в последней битве, желая победить, но если демон рвал на клочки все преграды, желая добраться до глотки жертвы, человек отходил назад, неуверенно держа клинок. И вот он, тот момент, когда охотник настиг свою жертву. Конец пьесы одного актера, начало великой драмы, под названием «Возвращение».
Когти, что разрывали рану, пытаясь ухватить скользкий осколок, дрогнули, резко сжавшись. Все тело содрогнулось в приступе боли, та пронзала каждую клеточку, ничто не оставляя без потерь. Глаза расширились, покраснев, и пламя, что ранее было едва заметно, вспыхнуло, подобно пробудившемуся огню, что желал смести все на своем пути. От действий поганой старухи, что вонзила свои иглы под кожу его когти неосознанно сжались, хватая темный осколок и вырывая его с корнем. И стоило этому свершиться, как рана затянулась, словно и не было ее, яд рассеялся, потеряв подпитку. Казалось бы, все стало на свои места, когда... Дрожащие пальцы разжались, уронив темный осколок на землю, а руки резко поднялись вверх, схватившись за голову. Его разум, казалось, разрывался на клочки, переполненный болью, а две сущности столкнулись, более не размыкаясь. Подобно двум противоположным волнам, столкнулись две личности, и зверь, скаля клыки, вонзился в глотку противника, с воем доказывая свое превосходство над человеком. Вспышка, и клетка рассеялась, подобно туману, и не было более сдерживающих цепей. Он согнулся, сжав зубы, дабы не заорать, а лицо скрыли серебряные волосы, что упали с головы подобно занавесу.
Сейчас, в момент когда само время для него остановилось, а все замело, кружась в невероятно быстром танце, тьма скользнула по телу, медленно залезая в каждый уголок души. Зверь желал вернуть в исходное состояние все свои владения, и, словно в доказательство этому, раз за разом, сотрясая разум новым приступом боли. Демон брал вершину за вершиной, разрушая воздвигнутые границы, не желая сдерживать свои животные порывы, и вот рывок, последний для него. Снова вспышка и крик боли, что смешался со злобным воем незваного гостя, прокричавшего его имя. Два рева сплелись, ознаменовав приход нового начала, старого оригинала. Вернулся – вот что можно было сказать, только посмотрев в его глаза. Яд, называемый человечностью, пропал, отдавая все свои владения прежнему, сильнейшему Я.
Тут, огромная лапа, что двинулась в его сторону, разжала когти, словно желая схватить свою жертву и растереть в порошок. Вот только он сидел неподвижно, все так же держась за голову, и не желая шевелиться. Последние крупинки мозаики вставали на свое место, с радостью оповещая владельца свой приход характерным щелчком. Казалось бы, сейчас, когда большая конечность была в полуметре от него, не было времени на вызов клинка или удар, но нужно ли это, когда рука резко дернулась в сторону от белокурых волос, а пальцы, сжавшись в кулак, столкнулись с ладонью, останавливая атаку. Два кровавых глаза, медленно перешли в его сторону, перестав глядеть в пустоту.
- Глупец.
Шепнул он, фыркнув, и в тот же миг рука дрогнула, вновь начав движение. Слегка отвести назад, и вновь ударить, отбрасывая незваного гостя подальше от замка. Он поднялся, двинувшись в его сторону и, замерев в проеме, что была дырой в стене, вновь проговорил, глянув на вторженца. Одно движение, и энергия кровавого цвета заскользила по руке, преобразовывая ее, осторожно укутывая кожу в элитные доспехи темного цвета.
- Я не приглашал тебя, червь.
Резкий рывок, цель найдена, и зверь ударил, целясь лапой ровно в голову противника, желая разбить его череп на сотни частичек. Хороший корм выйдет из этой туши, не правда ли?

Отредактировано Sparda (2010-07-04 21:37:25)

0

17

Тишина. Как сейчас Сапфире захотелось услышать именно ее. Нет, не именно тот набор звуков, который привык слышать человек, по собственной глупости принимая и называя сие «тишиной», а именно полное отсутствие звуков. Настоящая, первозданная тишина, где нет ничего, кроме всего и Тьмы, которая везде. Но неожиданно что-то тихо щелкнуло в голове демоницы, и та увидела перед собой почти забытую ею картинку. Два маленьких демоненка читают вслух какую-то книжицу. Мальчик пытается прочитать ровно и громко, а девочка его почти сразу перебивает и начинает осуждать слова книги, заявляя, что это не так. И тогда Спарда откладывает книгу, и начинает очередной спор-рассуждение, где они оспаривают точки зрения, пытаясь доказать то, что они - правы. Но слишком горды эти демонята, чтобы сдаться, и спор разгорается все с большей силой. Но одно неловкое движение, и огонь начал пожирать столь милую сердцу картинку, оставляя девушку наедине с тьмой. А что могла дать эта вечная темная повелительница? Покой? Упокоение? Вечная смерть? Вечные муки? Много ловушек она ставила перед каждым, надеясь, что хоть кто-нибудь попадется в ее путы, и тогда этому человеку или же просто существу путь был лишь один – к ней в объятья. Навечно. А что вообще есть жизнь и смерть, покуда есть эта вечная тьма, что живет буквально везде? Лишь какие-то ограничения перед хрупкой и недолгой жизнью. Пусть даже это и будет долгая жизнь демона, но и она слишком коротка перед сроком жизни и вечности, которую уже прожила тьма... Покуда есть разумные существа, будет сосуществовать эта повелительница.
  Сапфира чуть нахмурилась. Разумеется, нахмурилась мысленно, в то время как на ее лице ничего не изменилось. Она даже не обратила внимание на то, что комнату немного залатали. А зачем вообще знать демонице такой пустяк? Ее это не слишком интересовало, да и... нет, это даже слишком скучно для того, чтобы даже подумать об этом. Сапфира перевела взгляд на потолок, но лишь на секунду. Все когда-нибудь заканчивается, и ее размышления тоже рассеялись, подобно утреннему туману перед рассветным солнцем...
- Я могу стать полезной, когда придет время его узнать. Для Преисподней я не создана, но и в мир людей попасть без вас не могу.  В противном случае я стану кормом не для Дьеро, но для более диких тварей за стенами вашего замка.
- Не люблю повторяться, - Сапфира чуть наклонила голову. - Я и мой брат уже все тебе сказали... Тебе осталось лишь решить - отправится домой или остаться здесь. Выбор твой, и никто не заставляет тебя сделать тот или иной путь, - чуть пожала плечами, показывая, чтобы Клер решала. Либо то, либо это...
  Сапфира взглянула на Спарду. Тот уже, к удивлению демоницы, успел вытащить осколок... и глаза демоницы вспыхнули на секунду радостным огнем. Она поняла. Она все поняла, и это ее сильно развеселило. Рана исчезла, да, но не это было самое главное... Сапфира сразу же это почувствовала. Брат, которого она так любила, этот демон под названием Генерал, вернулся. Рот Карат было открылся, она хотела что-то сказать... Но тут же его закрыла, сочтя, что лучше сейчас к Спарде не обращаться. Человечность должна исчезнуть. И лучшее для этого средство – тишина и время. Хотя бы немного. А лучше всего бой, ведь зверь любит кровь, не так ли? Даже она, Сапфира, заразилась человечностью, но в ней две сущности не дрались, а вполне миро сосуществовали. Они жили в мире, сменяя друг друга в разные моменты. Хотя бывали моменты, когда они входили в конфликт, но это было довольно редко. Демоница вгляделась в лицо Спарды и,  найдя в нем что-то, мысленно кивнула, словно бы какая-то ее мысль подтвердилась. А на лице расцвела слабая улыбка удовлетворенности. Сейчас, наверное, Сапфира выглядела, как кошка, нажравшаяся много сметаны.
  И тут что-то привлекло внимание демоницы. Карат сразу же поняла, что дом мелко трясется. Интересно, это просто очередной катаклизм или?.. Нет, явно кто-то идет. И этот «кто-то» был демоном. Сапфира чуть напряглась, пытаясь понять, кто это. Но нет, никого не ум не приходило. Или она так была обрадована состоянием брата, что немного подзабыла о демонах? Хотя, нет, ей простить это можно, ведь Сапфира не слишком любила общаться с демонами и знала далеко не всех.
«Значит, осталось только ждать. Интересно, битва будет быстрой или долгой? Не хочу слишком долго возиться, так что лучше, чтобы это был какой-нибудь слабак», - подумала Сапфира и почувствовала, как оживился меч, попытался дернуться в ее позвоночнике, вызвав тем самым легкую щекотку. Демоница слабой волной воли удавила сие слабое чувство тела. И взглянула на горизонт. Сапфира прекрасно почувствовала тот момент, когда демон подойдет поближе к замку и решится атаковать его. Она отошла на несколько шагов, тем самым оказываясь в «безопасной» зоне. И тут появился хозяин сиего безобразия. И не просто появился, а появился весьма пафосно, проделав дыру в замке, что очень не понравилось демонице. Но та скрыла свое возмущение по поводу наглого разрушения чужого имущества. Все равно это имущество не ее...
«Громадный, конечно, но сделать его легко», - подумала Сапфира, осматривая противника. Она уже слышала топот по коридорам. Стража замка собиралась уничтожить наглеца, отправив его душу в вечное плавание во тьме, а тело превратив в пепел и развеяв по ветру Ада. Быстро движение, и демоница увернулась от какого-то камешка, что позволил себе наглость лететь прямо в ее лицо. Впрочем, демоница пожалела камень и просто увернулась, а не уничтожила его, обратив в пыль. Тот стукнулся об стену и упал на пол, прекратив свой полет с характерным звуком. Далее Сапфира начисто забыла о столь ничтожной детали. Да и зачем, если сейчас происходят более интересные события?
От внимания демонессы не ушло то, что сначала демон пытался дотянуться до человеческой девушки, что упала от встрясок с кресла на пол, а потом только до ее брата. Вроде бы ничего особенного, ведь живой человек тут был редкостью... Сапфира чуть прикрыла глаза, запоминая этот факт. Авось понадобиться... Ведь кто знает, как судьба решится поступить на этот раз, не правда ли?
«Эй, я тоже хочу драться!» - закричал Феликс, наблюдая, как Спарда разделывается с демоном. В этом голосе явно наблюдалось восхищение, и Карат даже знала почему. Как и всякий истинный меч, Феликс ценил искусство боя.
«Думаю, это не понадобится, Феликс... Предоставим это дело моему дорогому брату. Смотри, как он рвется в бой... Настоящий зверь, не находишь?» - ответила ему Сапфира, пристально наблюдая за разворачивающейся картиной. Меч начал что-то орать насчет того, что такими темпами он будет ржаветь и в скором времени будет никому не нужен... Но демоница уже не обращала на него внимание. Она, усмехаясь, наблюдала за братом. И почти не заметила, как меч мысленно обратился к Клер:
«Девочка, ты как там? Не померла от страху?» - голос был не теплым, но чуток склочным. Феликсу явно надоело общаться с хозяйкой, которая его не слушает, и решил переключиться на других. Ему хотелось боя, крови, плоти врага! Но нет, Сапфира не обладала такой привычкой, как бросаться на первого попавшегося противника. Предпочитает разговор, нежели битву... Сейчас это еще больше бесило Феликса. Он был настоящим демоническим мечом и желал крови. Карат чуть нахмурилась. Ее меч явно перевозбудился, желая крови и плоти. Девушка аккуратным, отточенным движением вытащила Феликса. Если приглядеться, то можно было заметить, что меч вышел прямо из загривка демоницы. Лишний эффект, но куда уж без этого? Феликс всегда любил подобное. Сапфира провела ладонью по лезвию, давая мечу свою собственную кровь, дабы он успокоился. Она так же заметила, что нападавший демон учуял ее кровь. Ее сладкую кровь Древнего демона... И другие демоны тоже учуяли, но не обратили на это внимание, ведь это была не кровь врага, а союзника. Но все это как-то не касалось демоницы. Рана тут же зажила, а Феликс успокоился. Сапфира выпрямилась, не убирая меч, и взглянула на битву меж ее братом и огромным демоном.
«Все-таки я думаю, что ему помогать не надо. С такой тушей и я разберусь, между прочим. И, Феликс, не обижайся, все-таки он недавно вышел из Бездны... Надо же моему дорогому брату снять напряжение, которое у него накопилось после подобного путешествия?» – и она почувствовала, что меч хмуро кивнул. Разумеется, мысленно, ведь не может же меч и вправду кивнуть.
  Сапфира взглянула на Клер. Как она там? Впрочем, это не слишком беспокоило демоницу, но она была не настолько безразличной, чтобы вообще плюнуть на гостью. Демоница сделала несколько шагов и оказалась рядом с человеческой девушкой. Перекинула Феликса в правую руку и протянула ладонь девушке, дабы помочь ей встать.
  «Эй, Сапфи, ты сегодня точно ничего не пила?» – весело обратился меч к своей хозяйке. Та хмыкнула. Они оба прекрасно знали, что она это делает в полном уме и сознании.
  «За «Сапфи» получишь по мозгам. Так меня называет только брат», - можно сказать, что она шутила, ведь в этой мысли не было угрозы, лишь дружеское предупреждение, которое обычно не исполняют. Феликс на этот раз ничего не ответил, но девушка поняла, что меч не обиделся. Что было довольно редко, ведь у него по своей сути очень ужасный характер. Хорошее настроение у него обычно возникало лишь после боя. Хотя... Сапфира же дала ему чуток своей крови.

0

18

Маленького толчка с кресла хватило для того, что бы она полетела вниз.  Воздух стал гуще, так, словно Клер окунули в воду и теперь все,  напоминало громадный аквариум, наполненный доверху водой, жителями которого были они – присутствующие в  комнате.  Конечно, подобный дискомфорт могла почувствовать только она, слишком нереальным казался качающийся пол, так, будто её поместили на палубу огромного корабля, попавшего в шторм.  Картинка в глазах пеленой опустилась на веки и она, молча, наблюдала за тем, как изменился Спарда. За одно мгновение, которое гигант с когтистой лапой тянулся к нему, желая разорвать на мелкие  кусочки, он стал тем, о ком можно услышать сотни легенд, гулявшие по округе  в мире смертных, и в царстве вечной тьмы.  Он перестал быть тем, кем принято его считать среди людей, отрекшимся от славы в родных пенатах, принявшего судьбу изгнанника в Преисподне.  Спарда поднял броню и оружие, возродив в своей душе демона, готового дать отпор любому, кто посягнет на его жизнь, и жизнь близких  родственников. Удивительно, что даже в Аду существовала своя закономерность, своя справедливость и понятие чести и достоинства. Предатели изгонялись навеки, преследовались, истреблялись. В этом заключался  парадокс, который невозможно осмыслить, понять и принять. В сделки Бога и Сатаны можно поверить, но какие моральные порядки могут существовать в рядах демонов? Разве не в Преисподне собран букет всех известных науке грехов человечества? Разве не тут преступают все буквы закона и морали? А нет! Даже тут, среди разлагающейся нравственности были законы чести и порядка, в самой хаотичной, беспорядочной системе были свои закономерности и законы… чести! Предателю – гильотина, победителю – слава, императору – власть.
Через это невидимое «водное пространство», которое отделяло авантюристку от сестры легендарного темного рыцаря, она услышала женский голос. Но происходил он как радиоволна из приёмника, всколыхнув воздух невидимой волной:

- Не люблю повторяться.  Я и мой брат уже все тебе сказали... Тебе осталось лишь решить - отправится домой или остаться здесь. Выбор твой, и никто не заставляет тебя сделать тот или иной путь.

Клер потребовалось несколько секунд, для того, чтобы сообразить и осмыслить слова демоницы. Хотелось ли ей заставить их повторяться? Вопрос сродни, захотелось бы вам танцевать джигу-джигу перед  мордами разъяренных львов, находясь в одной клетке с ними? Ей хотелось помочь и прояснить ситуацию. Находясь в подвешенном состоянии все это время, она не могла нормально спать, есть и просто жить своей обычной, размеренной жизнью. Ей даже приходили в голову бредовые идеи, вроде призвать адских привратников и вступить с ними в сговор в поиске охотника.

Ладонь девушки разжалась, и круглый амулет покатился по мраморному полу, уходившему, то вверх, касаясь своим краем начала потолка, то вниз, увлекая в темные углы глубокой, темной комнаты. Она попыталась ухватить его пальцами, но на этот раз, лишь в качестве статиста наблюдала за тем, как черный камень и серебряная цепочка укатились к ножке кресла, поблескивая отражениями граней черного камня. Страх потерять единственную зацепку, единственное напоминание о прошлом бросил её в холод… Холод, сравнимый с лихорадкой. Страх, в отличие от неестественного страха лишиться любимой вещи – этот страх потерять саму себя, страх, способный побудить человека на самые безумные поступки, опуститься в Преисподнюю, пожертвовать чем-то и даже отдать за это жизнь. Как глупо, ради памяти жертвовать собственной жизнью. Но этим и отличались люди от всех существ. Их жизнь была так коротка и быстротечна, хрупка, как стеклянный сосуд, но они готовы расплатиться им, сохранив самое светлое, что имели, и ради чего стоило прожить эту короткую жизнь.  В этот миг к ней с поразительной ясностью вернулись многие воспоминания и давние переживания. И эти простейшие обыденные радости – чашка крепкого кофе, бодрящего по утрам, запах утренней росы, впечатления от картин Яцека Йерка, или музыки Unheilig.

Mein Herz mein Geist meine Seele, lebt nur für dich,
mein Tod mein Leben meine Liebe, ist nichts ohne Dich
Моё сердце, мои мысли, моя душа
живут лишь ради тебя.
Моя смерть, моя жизнь, моя любовь
без тебя — ничто.

Meine Welt liegt in schwarz weiß
nur du machst sie farbenreich
ich existiere allein für dich
nur wenn du fällst
spürst du mich
Мой мир чёрно-белый,
Лишь ты делаешь его красочным.
Я живу только ради тебя.
Лишь когда ты падаешь,
то чувствуешь меня рядом.

Meine Welt liegt in Dunkelheit
nur du lässt das Licht hinein
ich existiere allein für dich
nur wenn du fällst
spürst du mich
Мой мир находится во тьме,
Лишь ты впускаешь свет.
Я живу только ради тебя.
Лишь когда ты падаешь,
то чувствуешь меня рядом
Schutzengel
Ангел-хранитель

Она потянулась за медальоном, заметив сквозь пролом в окне, как за валуном, сквозь набежавший из-за гор туман приближались темные фигуры, в очертаниях которых угадывались всадники облаченные в черную кольчугу, оседлавшие адских гончих невероятно больших размеров. Холки псов были объяты красным огнем и оставляли черный след, так, словно внутри, в незримом двигателе сгорали самые черные угли, когда либо добытые грешниками Ада. Отряд из семи рыцарей Хаоса приближался, обогнув высокий синий валун, покрытый не травой, а острыми осколками кварцевого стекла.

«Выбираться! Поскорее! Демона привлек мой амулет, возможно, я стала причиной беспорядков в этом доме».
Да, у неё была отменная удача находить неприятности самым непостижимым образом.
Клер подняла глаза на Сапфиру, ждавшую вердикта:

- Домой.  Вы правы, впечатлений было достаточно для одной человеческой души.

Всадники казались совсем близко, и одновременно далеко, словно застыли, гарцуя на месте, пока схватка рыцаря в черных латах, обнажившего свой меч, только началась. Рисковала ли она закончится  столь же скоро? Демон был огромен. Неподобающе велик…
«Еще не слишком поздно. Мы еще встретимся, я знаю… я верю…»

0

19

Всего один рывок, и чувство полета окрыляет тебя, захватывая с головой. О, как прекрасен этот миг, когда всего лишь на мгновение ты забываешь обо всем на свете, отдаваясь этому великолепному чувству. Да, порой, хочется лишь ощущать вкус прелестной девы, что, как призрак, мимолетна, неуловима подобно ветру, и вкусна, как лучший блюда мира. Свобода... Само это слово было приятно на вкус, и казалось, что сотню раз можно повторить его, каждый раз растягивая по слогам. В такие моменты все тело, ранее напряженное, расслабляется, словно попав в определенную зону, где не было нагрузки бренной оболочки, и душа парила, с легкостью выбирая  из сотен путей один, единственный верный, по ее мнению. Хотелось, просто прикрыв глаза, повиснуть в воздухе, дабы более не отлучаться от этого чувства свободы, не запрещать спокойствию залезать во все уголки души... Но нет, не тот момент был выбран, ведь приняв облик своей истинной ипостаси, можно расправив крылья, взлететь к небесам, подобно птице, и, расправив крылья, счастливо закричать. Но не только потому, что свободен был во время столь мимолетного движения двух конечностей, а приветствуя старую, истинную личность, что была задушена непонятными чувствами.
Тут, словно вспомнив, что он, собственно, несется на врага, рука вскинулась вперед как раз в тот момент, когда огромная морда оскалилась, прокричав его имя. И как им не надоест? Или же демоны таким способом заучивали это слово из шести букв? О, как низко они пали, если не могли без постоянного повторения оставлять в своей памяти такое простое имя, как Спарда. Хотя... Это отвращение вперемешку с  ненавистью в его глазах, пусть и не были знакомы два демона между собой, ясно показывали, его к предателю отношение. Такие чувства были уже давно заложены в генах, и лишь прилюдно снятие клейма могло изменить этот взгляд, вот только пока ему не хотелось вмешиваться в дела короны. Вот только это простое слово «Пока»... Как легко оно может изменить все решение, заставив его пойти туда, к Замку Владыки и предстать пред тем, кто будет восседать на троне. Но если он будет пуст, то, что тогда? Мундуса могли уже тысячу раз сместить с насиженного места ввиду потери большей части армии, а ведь каждый элитник держал свою личную ораву на своих землях, дабы в один прекрасный момент напасть на ослабевшего соседа. Таковы законы, и сколь кровавыми не казались, изменению не подлежали, ведь существовали эти слова с начала существования Ада «Слабый падет...» Начало прекрасной фразы, что знал любой, даже самый тупой низший, и он не был слаб, доказав это резко изменившимся телом, что приняло свой истинный облик, да пролетев через громадную башку неповоротливого болванка. Удар пришелся ровно в лоб, пробив голову противника, начав поливать кровью землю вокруг и его самого. О, как давно он не чувствовал этого аромата, сколь долго не развлекался по полной программе, с оскалом разрывая на клочки противника и сметая со своего пути того, кто желал помешать сбыться его желаниям.
Сон, все казалось иллюзией разума, что показывал странные картины, где он был среди людей, слабеющий с каждым днем, что было неприемлемо демону, тем более его ранга. Слишком долго он добивался могущества и места у трона, дабы в один прекрасный миг просто взять и сломать все, перечеркнув стремления, ведь подождав еще немного, продолжая лживо приклонять голову, поджидая нужного момента, можно было перерезать владыке глотку. Что же заставило его сменить свое мнение тогда, во время захвата? А важно ли это сейчас, когда один за другим сменялись кадры его жизни, подобно кинопленке медленно скользя перед глазами. Люди, сотни людей, коим он помогал, поддерживал, становясь все более и более мягким, добросердечным. Пф, даже само это слово вызывало отвращение, что ж говорить о чувстве? А вот и девушка с волосами цвета солнца и глазами, что могли посоревноваться с небесами своей голубизной. Вот только она стала лишь образом вдали, что улыбался, махая рукой, постепенно отдаляясь. Тут, рядом была другая, что сейчас казалась на порядок важнее, и как можно было бросить ее в этом Замке, средь демонов, что возненавидели его имя? Человечество? Оно не стоило жизни сестры, даже раны ее не могла окупить массовая резня. Двое мальчишек, о, это уже интереснее. Своя кровь, что текла в их венах, бурлила, взывая, и демон чувствовал это, скалясь. Жители Ада, наверное, лишь к родным относились с истинным уважением и заботой, коей от других ждать глупо. Имена, что так походили на героев Божественной Комедии... Верджил, Данте. Близнецы. Важный факт, который закрепился в его памяти, ведь практически все, что было, отложилось в дальний ящик, плавно отъезжая все дальше во мрак бесконечного хранилища.
Но тут от раздумий его отвлек дрогнувший замок. Нет, не в буквальном смысле это было, а лишь энергия, что скользила над ним, подобно щиту, скрывал месторасположение его дома от незваных гостей, вот только что-то пошло не так. Он буквально чувствовал, как сотни тысяч глаз устремились в сторону его Замка, скаля свои поганые морды. Почему не могло заклятье, что держалось столько тысячелетий скрыть ото всех эти земли? Дело ли в гостье, с появлением которой и началось все это, или же сам он виновен? Кто знает...
И тут защита вновь дрогнула, а энергия тревожно забилась, словно зверь, что сидел на охране границ, но не мог тронуть, вступившего на его земли, врага. Конница. Слуги одного из элитников, что были посланы явно не разведку провести. Да и дружелюбными они не выглядели, насколько это вообще можно судить по демонам, что скачут на своих гончих.
Он медленно развернулся в сторону тех, кто быстро приближался к месту короткого сражения. Темные всадники, а это были именно они, несшие погибель слабакам и идущие рядом со своим хозяином. Эти демоны обладали высокой силой, вот только даже они не смогли бы справиться с охраной Замка, находясь на его территории, и это понимал каждый из братии. И вот, стоило этой маленькой армии приблизиться к нему, как Дьеро возник по правую руку от своего владельца, скаля клыки и готовый в любой момент наброситься на противников, а вслед за ним, подобно темным волнам, начали появляться более мелкие защитники. Всего одно движение и все они бросятся вперед, осознавая, что могут погибнуть, но будут сражаться до победного конца ради защиты владений хозяина.
- Спарда... Это предатель... убить ...убить...
Начали завывать воины один за другим, а их верные псы вставали на задние лапы, завывая в такт своим владельцам, словно поддерживая кровожадные стремления, но всего один взмах лидера элиты и молчание наступило в рядах их.
- Мы пришли за артефактом, отдай его и уйдем, не тронув вас.
Странные слова для тех, кто привык все решать своей силой, а не словами. Но, возможно, этот воин хотел жить, ведь первым, на кого броситься Дьеро был именно он, а от клыков гончей, что в два раза больше и быстрее твоей собственной не так-то просто увернуться. Пес, что был вернейшим из его слуг, подавшись вперед, зарычал, недовольно сверкая своими кровавыми очами:
- Как ты...
Всего один резкий взмах руки и пес замолчал, покорно склоняя голову. Все его тело дрожало в предвкушении боя, а когти впивались в землю, создавая длинные полосы. И, что не удивительно, то же происходило и с остальными из сонмища демонов, что пришли на защиту замка. Вот только не могли они напасть, пока был наложен запрет. Печальна судьба слуги, ведь без слова хозяина он порой даже шевельнуться не может, и вот сейчас, когда, казалось бы они должны рвать на клочки вторженцев, приходилось покорно ждать дозволения.
- Вас сюда не приглашали, рыцари. Артефакт же я лучше оставлю себе, чем подарю шавкам того, кто побоялся явиться самостоятельно.
Одно движение, и демон уже стоял спиной к незваным гостям, а охранники скалились, понимая, что стоит хозяину отойти в сторону, как их негласный вожак – Дьеро ринется в бой, а следом за ним побегут они, личная армия этого Замка. Он бросил взгляд на дыру в стене, оттолкнувшись от земли взмывая в небо, дабы прибыть обратно к гостье, что хранила при себе такую ценную вещицу. Если даже темные рыцари были присланы сюда, то сила эта была желанна кем-то из верхушек, а не означал ли сей факт, что важен этот артефакт, имея огромную силу?
- Вернешься, как только скажешь, что хранишь при себе.
Взгляд скользнул на сестру, с легкостью убирая все ее маски, дабы увидеть истинные эмоции за непроницаемой стеной. Радовалась, интересно почему? Его ли это заслуга или лишь толика?
- Ты выглядишь такой счастливой, интересно, почему.
А в то же время вдали раздался дикий рев, две армии столкнулись, желая уничтожить друг друга. Глупцы, что говорили ему «Не тронем» никогда долго не жили на этом свете, и неважно было, кто стоит перед тобой. Если, конечно, это не владыка. Тут гордость кровью не искупишь, хотя на что тогда были другие демоны? Не зря он был когда-то грозой всего ада, ведь выше генерала лишь тот, кто сидел на троне, а Мундусу так нравились крики умирающих...

Отредактировано Sparda (2010-07-06 20:00:26)

0

20

Интересно, что вся картина боя разворачивалась без участия ее, Сапфиры. Она тут была лишь наблюдателем, но никак не участником, на что Феликс жаловался. Нет, ну что за меч такой ей попался... Хотя демоница сама виновата, что, выковав сие чудо, не поменяла ему характер. В глубине души (если таковая сосуществовала, разумеется) она понимала, что весь склочный характер Феликса произошел от яда, называемого «человечность». Крохи совести, которые одарила Сапфиру это общение с людьми, заключились в мече, дабы продолжить свое сосуществование. Впрочем, у этого единственного детища Сапфиры было много и демонических черт, хотя бы взять жажду крови и битвы.
  Демоница с превеликим наслаждением наблюдала, как ее собственный брат уничтожает этого громилу. Она прекрасно понимала Спарду и его желания. Даже в груди начал рычать зверь, просыпаясь от своего долгого сна. Но Сапфира легко его усыпила, ибо ей сейчас банально не хотелось марать руки в крови. Нет, ну честно, зачем рваться в бой, когда за тебя все прекрасно сделают? Зачем убивать свое прекрасное платье, которое она так любила носить? Нет уж, она, Карат, ни за что в бой не пойдет. Если, конечно, какой-нибудь глупец не наберется столько наглости напасть на нее, Древнего демона, чьи силы были равны самому Спарде. Хотя находилось много глупцов, которые нападали на ее брата. Но все-таки он являлся изгнанником, а она все еще оставалась одной из высшего общества Ада, если так можно было назвать всех Высших и Древних демонов вместе.
  Карат повела плечами, словно бы снимая с плеч какую-то ношу, и убрала Феликса обратно, в позвоночник. Нечего тут делать ему, все равно пользы никакой не будет от этого вечного ворчуна. Демоница огляделась, прикидывая, сколько ран получила сия комната. А получила она достаточно - одной стены уже почти не сосуществовало, другие стены потрескались и продырявились из-за камней, что когда-то являлись частью разрушенной стены. Огонь в камине уже давно потух от меткого булыжника, попавшего в его самый центр. Одно кресло упало на пол, какие-то вазы и прочие побрякушки упали на пол, разбившись. Неходящие часы, что висели на одной из стен, покосились и грозили упасть в любой момент на пол, повторив судьбу тех же ваз. Хотя их нечего было жалеть, ведь их ход давно прекратился. Помнится, сама Сапфира остановила их однажды от скуки. Да, она часто приходила в этот замок и иногда что-нибудь ломала от злости и ненависти к Спарде. Нет, ну сколько наглости нужно иметь, дабы забыть свою собственную сестру, которая еще и являлась его близнецом?! Но сейчас, впрочем, это были лишь мысли, ведь брат вернулся. И вернулся не сколько физически, столь духовно, ведь он стал именно демоном, Генералом, что мог одним своим взглядом построить многих демонов. Это очень сильно веселило Сапфиру.
  Поняв, что человеческая девушка отвергла ее помощь, демоница лишь сжала зубы и медленно села в чудом не пострадавшее кресло. Ее немного разозлило поведение Клер, но злость быстро исчезла, став равнодушием.
«Ну, ладно, если хочет валяться на полу, пожалуйста», - подумала Сапфира и забыла про это тут же. Но через несколько секунд ее привлекла одна вещица. Явно артефакт, да не простой... Бровь демоницы взметнулась вверх, когда Клер с явным страхом схватилась за темный камень. И до острого слуха Карат донесся голос главы отряда, что пришел сюда так нагло и без приглашения:
- Мы пришли за артефактом, отдай его и уйдем, не тронув вас.
- Вас сюда не приглашали, рыцари. Артефакт же я лучше оставлю себе, чем подарю шавкам того, кто побоялся явиться самостоятельно. Вернешься, как только скажешь, что хранишь при себе, - последние слова явно предназначались Клер. Сапфира мысленно кивнула - она бы сказала тоже самое.
«Хм... А может ли такое быть, что именно этот камушек притащил их всех? Ну, разумеется, да, если тот демонишка сказал подобное... За ним охотятся? Что ж, милая Клер, похоже, тебе еще придется потерпеть Ад, ибо мне уже стало интересно, что ты держишь при себе. Да и брату, думаю, так же интересно. Ох, меня всегда удивляют эти люди, лезут не в свои дела и берут себе вещи демонического происхождения...» - последнее было очень легко определить. Хотя бы потому, что никакой бы отряд не пошел ради какой-нибудь простой вещицы.
- Домой.  Вы правы, впечатлений было достаточно для одной человеческой души, - тут дошел до девушки голос человека. Сапфира мысленно оскалилась и повернулась к Клер.
- Похоже, для того, чтобы попасть домой, тебе понадобиться ответить честно на несколько вопросов... Так что еще потерпите Ад, мисс Клер, - в словах Карат слышалась некая задумчивость и очень хорошо скрытая издевка. - Не беспокойся, они не смогут причинить тебе вред, пока я и Спарда тут, - продолжила Сапфира, дабы гостья этого замка не боялась.
- Ты выглядишь такой счастливой, интересно, почему.
  Демоница изучающе взглянула на брата. Он еще не знает, почему? Что ж, это понятно, ведь он не понимает, как она по нему, глупцу, скучала. И как его проклинала, как ненавидела... Впрочем, это уже все в прошлом.
- Я всего лишь наслаждаюсь такой прекрасной картиной, брат, - Сапфира не врала, но и не говорила настоящей причины радости, тем самым намекая брату, что она не хочет говорить об этом прилюдно. Демоница закинула ногу на ногу и прикрыла глаза, ожидая следующих действий демона и человека. Битва, что разворачивалась неподалеку от замка, ее интересовала, но не более. Она уже почти знала, кто победит, и не сомневалась в этом.

0

21

Она впервые наблюдала перевоплощение человека в демона. Хотя, по отношению к Спарде это выражение было несправедливо. Скорее он принял свою естественную форму, чем воплотился в высшего нечистого: темная чешуйчатая кожа, латы, покрывавшие грудную клетку, часть спины и ноги, витиеватые рога и длинные, перепончатые крылья, распахнувшиеся навстречу накатившему ветру. Каждое движение легендарного темного рыцаря было естественным, виртуозным. Ему не требовались шаблонные выпада, тактические изуверства, его импровизация была смертельней самого гениального военного плана, а легкость, воздушность, с которой он выполнял каждый приём, порождала мысли о том, что он, рыцарь, был создан сердием тьмы для войны. Порождение Ареса, его идеальное оружие. Перебросив вес тела, удерживая равновесие крыльями, он предал дополнительное ускорение своего почти парящего тела резким броском руки, не дав демону-гиганту опомнится. Наверное, так проводили бои в древнем Риме и древней Греции… Гектор, Ахилес…  Им достаточно одного рывка, одного выверенного движения, и поверженный, враг лежал около их ног, истекая кровью, провожая последние секунды пребывания в мире смертных и наблюдая, как открываются врата в царство тьмы, из которой выныривает река Лета, отдаляя их дух от физической оболочки. Так и демон, посягнувший на жизнь Спарды и его сестры лежал поверженный у подножья замка. Его кровь густыми лужами застыла на мраморном полу зала и стекала липкими, бурыми потёками по черным, каменным стенам замка.

Изображение перед глазами Клер дернулось и она, кинув короткий взгляд на поле боя, которое сейчас походило на мясорубку, быстро перевела взгляд на более приятные глазу вещи, вроде погасшего камина, поверхность которого покрывал странный мозаичный узор, составленный из маленьких плиток. Всего два цвета – белый и фиолетовый. Нет. Белый и множество оттенков фиолетового.

И в это время, когда рассеялся туман, и равнина, выжженная дочерна и обращенная в огромное поле обугленного шлака окрасилась в синий и огненные цвета.

Пронзительный лай, вой, полный удивления по всей видимости от того, что соперник не ожидал столь жесткий отпор; крики смешанные с ненавистью, яростью, мстительностью, взрывоопасный винегрет. Взбешенные от иступляющей боли псы  скулили. Падали, поднимались, изрыгая из пасти лавину огня, вновь падали, поверженные численным преимуществом врага и отважными действиями вожака противоборствующей стороны, самоотверженно бросившегося в эпицентр событий.

И слышать предсмертные крики демонов было невероятно сложно .  Девушке хотелось закрыть уши и глаза… перенестись в иное, тихое место. Но двое демонов – брат и сестра, чувствовали себя среди Хаоса, океана крови и страданий как рыба в воде, соблюдая неведомую для людей выдержку и холодное спокойствие.

- Вернешься, как только скажешь, что хранишь при себе, - обратился демон к авантюристке. Далекий, рычащий голос донесся из глубины лат, так, будто его нарочно пропустили через  компьютерный фильтр.

- Похоже, для того, чтобы попасть домой, тебе понадобиться ответить честно на несколько вопросов... Так что еще потерпите Ад, мисс Клер.

Девушка перевела взгляд на демоницу. На секунду ей стало интересно, каково же реальное отношение к ней? Добрые поступки этой пары высших, явно расходились с тем, что они говорили, и как они говорили. В результате их негласных отношений образовалась невидимая корка льда и каждый упрек в обоюдную сторону заставлял её падать и «разбивать колени в кровь». Сейчас ей безумно хотелось уйти, уползти, добежать перекатами до кромки ледяной площадки, но штрафной свисток заставил её осечься и остаться, совершив еще несколько незапланированных маневров.

Замок вздрогнул вновь. Теперь ей не казалось, она утвердилась в этой мысли, происходит неясное.  И как только замок «вздохнул», "изошел дрожью" вновь, медальон в ладони запульсировал с удвоенной силой. 

- Не беспокойся, они не смогут причинить тебе вред, пока я и Спарда тут.

Пока Спарда тут – главное условие! Где гарантия, что после того, как они узнают, как медальон попал к ней, а этот вопрос наверняка всплывет наружу, демоны не оставят её на растерзание нападающих? Её мог убить даже самый примитивный демон. В Аду они не котировались, исполняя роль пушенного мяса. Проще говоря, они были одноразовыми, как одноразовые ручки «Линк Клик» - использовал – выброси. Но даже один такой демон мог натворить немалых бед среди смертных.

Девушка сжала в ладони камень, который стал очень холодным на ощупь  и тяжелым, несмотря на малый размер.  Клер долго изучала его после давних событий, стараясь понять структуру  и происхождение, но каждый раз аппаратура давала сбой – в сети повышалось напряжение, а стекла ручных микроскопов исходили мелкими трещинами. Единстрвенное. Что ей удалось разузнать из книг в городской библиотеке, прежде чем в одной из секций начался пожар, камень носил название – Зов Пути, и являлся парным. А это означало, что те, кто обладал другими камнями Зова Пути, могли с легкостью, по невидимым нитям, связвающим артефакты, отыскать его владельца. Возможно они были и «передатчиками информации».

Но даже не рассказ о камне пугал её, а объяснение, каким образом он попал к ней. Поверят ли демоны, что Мэндор, извечный враг Спарды завербовал её на свою службу против её воли, так же, как некогда Мундус  проделал подобное со старшим сном Спарды, Вергилием.  Клер осторожно поднялась на ноги, присев на кресло и, раскрыв ладонь, продемонстрировала круглый граненный камень, размером около шестидесяти шести  карат. Рассказать все, или прислушаться к голосу разума?

- Черный камень  некогда принадлежал наместнику Мундуса – Мэндору, - при упоминании имени хозяина, замок вновь всколыхнуло, а камень, как сердце демона, отдал по всему телу резкой энергетической волной.  – Он попал ко мне, когда наместник затеял смертельную и подлую игру с вашим сыном.
Её сердце ёкнуло. Она не могла произнести этого, слишком сложно…
«Это я! Его игра, моя вина!»

- После того, как Мэндор исчез из города, я оставила медальон себе, но это стало походить на знамение Омэна. Вокруг меня стали творится странные вещи, и… я не смогла его выбросить. К кому он попадет? Что с ним будет?

Неожиданно девушка закрыла ладонь и спрятала за спину, не в силах отдать медальон. Он принадлежал ей, Клер! Мэндор подарил его ей!

Она схватилась за висок и помотала головой.
«Что за ерунда? Этот медальон порождение Хаоса и должен тут остаться».
Но тело упорно не хотело её слушаться. В конце концов, она произнесла:
- Медальон приносит разрушения вашему замку. – В глазах Клер зажглись бесовские огоньки. – Мне лучше убраться отсюда, пока к замку не примчалось что-то покрупнее.

0

22

Ад. Как много люди знали об этом месте, составляя легенды, придумывая образы, но так ли правдивы эти штрихи их фантазии? Как много было фальши в них? Взмах кисточки, и вот художник вырисовывает очередной контур, желая показать свое видение прекрасного этому миру, вот только мгновение, кисточка замирает, недоделав последний виток. Недоделанной остается картина, а из ослабевших пальцев медленно вылетает эта маленькая помощница, что так часто выручала, собирая на своем кончике разные цвета, дабы нарисовать на холсте то, что так хотел показать человек. Резкое движение, мановение руки, что протягивает он, желая дотянуться, но нет, судьба решила иначе, и старуха с косой медленно заносит оружие для удара, дабы окончить срок. Ей не важно, что недоделана работа, ведь порой слишком задерживается на этом свете человек, начиная видеть то, что ему не следовало. Пшик, лезвие разрезало воздух, дабы вонзиться в грудную клетку, что сделало последний вздох и... Все. Тишина, покой, умиротворение придут к его душе, что предстанет перед судьей, дабы тот определил его путь. Вот только ныне не было второй тропы, что вела к великим небесам. Ныне большинство шло прямиком в ад, с криками на устах и мольбами о взгляде. Шаг, еще шаг и жалкая душа, дрожа от страха, погружается в пучину темную, видя Врата. Его рисунок, что оживал на портрете, предстал перед глазами, неся за собой десятки эмоций, не состыковывающихся между собой. Радость и горе, неверие, и понимание, восторг и ужас... Все это переплеталось в его взгляде подобно сотням разных серебряных нитей двух цветов. Одна сторона - темная, другая светлая, но как бы сильно не желал художник, в итоге они соединились, образовав в его глазах нечто новое... Пейзаж, что так хотел он донести людям, но уже не мог. Так понимание приходило к каждому, ведь даже самые ужасные кошмары жалких умов не могли придумать того, что видели заблудшие души. Забавно, ведь как бы не желали эти писаки донести всех прелестей темных земель, не могли они насытить их красками настолько, что бы истина открылась не знающим. А... Надо ли это, ведь всегда интереснее идти туда, где неизведанны еще тропы.

Десятки сотен душ, что были обречены на вечные страдания, являлись частями тех, кто сейчас защищали этот замок. Печальная судьба быть сожранным демоном, слившись с его телом, но грустили ли жители Ада о судьбе гостей? Должны ли? Скорее им было все равно, ведь это не их заботы – следить за грешниками, коих в наше время стало так много. Лишь ребенок, недавно родившийся, может быть чист, но вот что сказать о других? Ничтожные мечты, глупые стремления, что заставляют идти вперед, к цели, заплатив любую цену. И вот те, кто являлись рабами, могли увидеть  удивительную, даже редкую картину. Охранники замка и незваные гости. Две силы, так различные между собой и схожие одновременно столкнулись, подобно волнам, идущих с разных сторон. Ужасный вой в тот же миг разнесся над замком, ведь гончие, на коих восседали рыцари, первыми попали под удар. Не так слабы были сидящие на цепи псы, как казались на первый взгляд. Вновь звериный рык – Дьеро вцепился в глотку оному из врагов, разрывая на клочки  тело мощными лапами. Удар и нет более одного из пары десятков. Глава защиты делает всего один шаг назад, приседая к земле, дабы потом сделать резкий рывок, что позволит ему наброситься на следующую жертву. Сейчас сони не могли проиграть. Только не в момент, когда кровавые глаза наблюдают за боем, ожидая его завершение, а оно будет скоро, ведь противников осталось единицы. Их потери были так малы... Элиту просто задавила числом более подготовленные и древние воины, что к тому же были на своей территории. Зверь никогда не отступит, пока защищает границы хозяина.

Прелестное зрелище – хорошая битва, и порою так хочется, дабы она продлилась дольше, вот только перебором будут реки крови, ведь и так одна большая тушка истекает реками темно-красными. Но тут от созерцания гибели отряда воинов его отвлекли слова сестры, усевшейся в кресле, что было одним из не многих представителей мебели, что остался нетронутым.

- Похоже, для того, чтобы попасть домой, тебе понадобиться ответить честно на несколько вопросов... Так что еще потерпите Ад, мисс Клер. Не беспокойся, они не смогут причинить тебе вред, пока я и Спарда тут.

Он внутренне усмехнулся, подойдя к восседающий, как на троне, кресле, сестре. Демоническая энергия темным потоком заскользила в его теле, заставляя принять свой человеческий облик. Зачем лишний раз пугать человека, когда столь важен чистый, не затуманенный разум? Последний шаг, легкое движение руки и пальцы легли на ее плечо, а сам он остановился за ней, подобно охраннику, что готов в любой момент перерезать глотку обидчику. Хотя, разве это было не так? Раньше, несколько тысячелетий назад, он бы любому, даже самому Мундусу свернул шейку, пересчитав каждую косточку, сунься он к Сапфи. Сейчас мнение не особо изменилось – близнец наиболее важная персона в его списке им защищаемых, что был очень короток. Буквально пара имен виднелось на них, и их можно было пересчитать по пальцам.

- Я всего лишь наслаждаюсь такой прекрасной картиной, брат.

Хотелось смеяться, вот только при чужой как-то не льстило показывать хоть каплю эмоций. Хозяин дома должен быть дружелюбен со своими гостями? Только не в аду, дорогуша. Даже сестра уже переставала так рваться на помощь этой девушке. Одно легкое движение и он пригнулся, зашептав в ее ушко:

- О, ну конечно... Верю. – Насмешливые нотки в голосе, что противоречили словам. – Ранее не замечал я за тобой стремления помогать кому-то. Но об этом поговорим позднее, без свидетелей.

Вновь легкое, плавное движение, и он выпрямился, бросив взгляд на девушку, что, казалось, собиралась с мыслями. Желала ли она говорить правду, да и понравится ли она им? Кто знает, это еще предстоит узнать.

- Черный камень  некогда принадлежал наместнику Мундуса – Мэндору. Он попал ко мне, когда наместник затеял смертельную и подлую игру с вашим сыном. После того, как Мэндор исчез из города, я оставила медальон себе, но это стало походить на знамение Омэна. Вокруг меня стали творится странные вещи, и… я не смогла его выбросить. К кому он попадет? Что с ним будет? Медальон приносит разрушения вашему замку. Мне лучше убраться отсюда, пока к замку не примчалось что-то покрупнее.

Серебряная бровь дрогнула, чуть приподнявшись. «Как она сказала? Наместнику Мундуса? Мэндора? Этому проклятому...» - Да, у них были не особо дружеские отношения, даже наоборот, враждебные. Что на приемах, так часто проводимых, что при встрече, они всегда смотрели друг на друга с презрением, отвращением. Мэндор не принимал его, как Генерала, он не принимал этого жалкого старика за угрозу. Все-таки он был рядом с Мундусом, уже к своей тысяче ровняясь с ним. Победил этого высокомерного болвана, оставив ему жизнь, а эта его шавка все еще смела тявкать? Так если бы на него, просто свернул бы глотку, так нет, на однокровного. Даже у людей это было чревато, что уж говорить о демонах? Лишь средние и высшие не особо к чадам относились, они же, прожившие столь долго,  хватались за любого члена семьи, даже если тот был лишь наполовину их рода.

- Затеял игру? Ну, ну. – Кровавый огонек на мгновение полыхнул в холодных глазах, обещая долгие страдания обидчику. -  Замок перестраивается. – Ответ на ее последние слова и было неважно, что та может не знать значения сказанного, все-таки, откуда человеку иметь понятие об устройстве защиты домов демонов? Совсем скоро щит вновь покроет все земли, не давая более врагам видеть его местонахождение. –  Ты сомневаешься во мне и моей страже, девочка?

Право слово, для любого демона, что был выше среднего, оскорблением считались слова, что несли в себе предупреждение. Почему же тогда не хрустнула ее глотка в руках его? Слишком ценная информация была девушке дана.

Отредактировано Sparda (2010-07-16 19:10:03)

0

23

Итак, пересмотрим и обсудим возникшую и очень интересную ситуацию-картину: сначала она, Сапфира, шла по коридорам сиего замка и предавалась воспоминаниям, которые были отосланы в надежную папочку мозга: "Давнее прошлое". Благо, у Древнего демона память, как бульдозер - вцепилась и уже ни за что не выпустит. Это очень хорошо убивало время, когда наставала пора скуки. А именно это чувство очень часто возникало у Сапфиры. Ох, чего та только не перепробовала, дабы хотя бы немного заглушить это противное состояние! Но даже причуды человеческого мира становились неинтересными и угрюмыми, после чего демоница уходила обратно в Ад, пытаясь себя развеселить... И, вообще, Карат часто удивлялась, как еще смогла так долго прожить - обычно демоны умирают от рук сородичей или сами уходят, подохнув, как уличная шавка, от скуки, этой серой барышни. Впрочем, она сама прекрасно знала на это ответ, но было так лень его снова озвучивать, да и кому? В ее голове копается только Феликс, да и тот сейчас заткнулся и поутих... Но что-то текст отошел от темы. Возвращаемся к первостепенной задаче, короче.
  Да и вообще сегодня был очень насыщенный день. Вот поганка Судьба, она очень любит сначала растягивать пору скуки на века, а потом - раз! - и многие события сваливаются на твою голову, когда ты к этому совершенно не готов... Вот и сейчас была как раз такая ситуация. Смешная, парадоксальная и в то же время радостная и задумчивая. И на это были серьезные причины. Во-первых, возвращение брата (для Карат это было великим удовольствием, ибо это означало - "Сейчас сестричка тебя научит, как надо уходить из дому, не предупредив и надолго..."), что было для его сестры, как "снег на голову" (хотя Спарда же был белобрысым, ему шло слово "снег", как ассоциация, да и он же свалился на голову его бедной сестричке-близнеца и замку... в переносном и физическом плане), во-вторых, возвращение Генерала (хорошо, хорошо, пусть даже и бывшего, но это, в принципе, ничего не меняет), что очень обрадовало Сапфиру и, в-третьих... Клер. Сапфира очень давно не видела в гостях у этого замка и его обитателей живого человека. Очень давно. Да и вообще, по мнению Карат, эта была довольно забавная человеческая девушка. И даже с совестью, что немаловажно. Если бы демоница познакомилась с этой девчушкой в человеческом мире и под маской, которая называлась "Рейко", то они, возможно, стали подругами. Разумеется, в человеческом смысле этого слова, а не в демоническом. Если, кстати, смотреть по последнему, то у Сапфиры не нашлось бы таких личностей, которых она бы смогла назвать гордо "друзья". Спарда и Феликс не в счет, ведь они являлись для нее семьей. В-четвертых, сюда осмелились напасть другие демона, да и не просто напасть, а попытаться взять вещичку у девушки... Вот и все события, кажется. Но разворачивающееся картина обещала показать еще более интересные события, что очень радовало демоницу. Скука слетела на нет, будто бы девушка никогда ее и не чувствовала.
  Раз, два, и Спарда взял человеческую внешность. Что ж, правда, не надо в лишний раз пугать дорогих и таких редких гостей... Сапфира с превеликим удовольствием понаблюдала за тем, как он медленно подходил к ней, а затем и наклонился. Почему-то все это вызвало у демоницы следующие мысли: если бы ее братцу отрастить длинные волосы, а черты лица сделать более женственными, да сменить более подходящие наряды, убрав монокль, то получилась бы вылитая Сапфира. Впрочем, эти мысли быстро испарились из головы Карат. Ведь верно, не хотим же мы себе сестры-близнеца, даже в мыслях... Да и голос Спарды позволил сосредоточиться на ситуации, хоть и содержание фразы не слишком обрадовали демоницу:
- О, ну конечно... Верю. Ранее не замечал я за тобой стремления помогать кому-то. Но об этом поговорим позднее, без свидетелей.
  Рассеянно кивнув, Сапфира попыталась этим сказать, что, да, сейчас эта тема закрыта. Хотя Карат вообще не хотела поднимать этот вопрос, ведь тогда брат имел полное право накапать ей на мозги, прочитав лекции "о вреде человеческого влияния на демонов" и так далее... А вот этого дорогая сестричка ой как не хотела, ведь ей самой хотелось помучать "нежно" Спарду, рассказав ему все, что она о нем думала и думает. Поэтому сделала себе заметку, что сейчас и впредь об этом упоминать не следует... Мало ли. Авось и прокатит, и братец забудет о такой мелочи. Но тут ее отвлекла Клер, чему Сапфира была даже чуть рада: ей не слишком хотелось сидеть рядом с тем, чего она пока не знала...
- Черный камень  некогда принадлежал наместнику Мундуса – Мэндору. Он попал ко мне, когда наместник затеял смертельную и подлую игру с вашим сыном. После того, как Мэндор исчез из города, я оставила медальон себе, но это стало походить на знамение Омэна. Вокруг меня стали творится странные вещи, и… я не смогла его выбросить. К кому он попадет? Что с ним будет? Медальон приносит разрушения вашему замку. Мне лучше убраться отсюда, пока к замку не примчалось что-то покрупнее.
  "Мэндор... Наместник Мундуса... Да, встречала я его пару раз, хитрый был такой демон... Да и со Спардой они были врагами, кажется. Да нет, не кажется, а точно. И она оставила медальон? Хм, может, мне все-таки следует хотя бы картинно пожалеть ее? Но нет, уже не хочется... Что ж, думаю, сейчас все зависит только от нее. А я что-то не хочу встревать туда, куда не намеревалась. Отдам это дело брату, он уж знает..." - кстати, Сапфира еще высокомерно пропустила мимо ушей слова "не примчалось что-нибудь покрупнее". Замок уже все понял, да и брат неглуп... Хотя, даже, если произойдет чудо, и придет вышеозначенное "что-то покрупнее", то Спарда с ним разберется. На самый худой случай, присоединится еще и она, Сапфира, но как-то ей не хотелось, ведь тогда испортится ее любимое платье...
- Затеял игру? Ну, ну. Замок перестраивается. Ты сомневаешься во мне и моей страже, девочка?
Сапфира устало закрыла глаза. Нет, все, ее это больше не интересует, даже этот камешек у Клер... Пусть брат сам разбирается, а она ни слова не скажет, ведь ему уже и так все понятно. Она. Не. Хочет. Разбираться. С. Этим. Все отдельно и по буквам. Ну, разве не чудесно?.. А демоница ни секунды не сомневалась в том, что Спарда поймет ее состояние. Ни секунды.

0

24

Спарда был похож на неё!  На скульптуру в парке, около которой летом играли дети, прогуливались спокойным, мерным шагом парочки, на которую любовались старики, отрывающие взгляд от свежих газет. Взирали на неё и торговцы газетами, продавцы мороженного, сладкой ваты и хот-догов.  Спарду в городе знали все – от мала до велика. Но память о его славных делах хранили лишь единицы: в учебниках этот факт затерялся среди тысяч лет истории и превратился в легенду, красивую, но не живую. Только старые архивы Портленда могли многое поведать из его темного и одновременно светлого прошлого, о славных победах и завоеваниях, о временах демонических, и временах мирной жизни. Для многих эта статуя была одной из даней современной архитектуры, которую поставили много лет назад одному мэру города известно почему.  И вот, он стоял перед ней. Невероятно высокий, тот, рядом с которым чувствуешь себя ничтожной песчинкой в мире барханов. Вот он только спешился, и отпустил на бескрайние просторы своего вороного демонического коня. Как-то раз Клер читала про невероятного демонического коня Гериона, пышущего пламенем. Говорят, это был конь самого Мундуса, до тех пор, пока великий демон не пал две тысячи лет назад во время штурма мира смертных. Спарда, сбросив своего хозяина с его верного коня, навсегда запечатал его в Аду, а Герион стал вечным скитальцем в темной башне Темен-ни-Гру. И печальна была участь того, кто встретит его на кривой дорожке башни, или на мосту, над ареной с демоническими душами.

Когда Клер упомянула имя Мэндора, лицо Спарды изменилось, его серебристая бровь едва дернулась, а лицо обрело выражение полной сосредоточенности.  К этому времени он вновь обрел человеческий облик. Даже монокль, как неизменный атрибут был в его глазу.
Пальцы авантюристки сжали заветный камень. Сейчас она готова была на любую хитрость, только бы отстоять эту игрушку, способную на невероятно разрушительные действия, если призовет на свою сторону демонов императора.

- Затеял игру? Ну, ну. Замок перестраивается.
Невероятно! Но его глаза выражали неподдельный холод, неужели ей удалось разбудить в нем демона?
–  Ты сомневаешься во мне и моей страже, девочка?
Она могла сомневаться, а могла и не сомневаться.  Все было сейчас настолько относительно и скользко в этом мире, что она могла в очередной раз оступиться, и некому было на этот раз заступиться за неё.  Больше не будет сильного мужского плеча, доброй дружеской руки, а быть может и чуть больше чем дружеской.

- Прошлое и настоящее не оставляет сомнений в вашей силе. Но меня волнует будущее. Не хочется сейчас получить неприятный сюрприз от Мэндора. Тем более, мы не знаем, что произошло с вашими сыновьями.
Её улыбка, абсолютно невинная на первый взгляд не должна была оставить у демона и тени сомнений.
Она почувствовала энергию, которая буквально пронзала замок с самого дна, до самых верхних его шпилей. Кубик-рубик отдыхал по сравнению с этим зданием, который превращался в настоящую боевую фортецию.

«Однако ничего не вечно на земле, на небе и даже в мире смертных. Всякое может случится, и даже эта кровавая бойня за окном может иметь совсем иной исход… если этому приложат силы более влиятельные, чем семеро темных рыцарей».

Откуда эти мысли могли возникнуть в её голове? Но карие глаза стали черными как два уголька, а улыбка воистину бесовской. Что с ней происходило? Тело подчиняло разум. Освободиться! Не получилось, пришлось подчиниться. Как жаль.  Как жаль, что он побеждает вновь.

0

25

Сапфира с интересом разглядывала человеческую девушку. Демоница прекрасно знала, что демонические артефакты могут брать власть над телом и разумом человеческим, заставляя их делать безумные поступки, лишь бы все пошло по его сценарию. И вот сейчас Карат гадала, когда камешек решит подчинить себе всю Клер, дабы не попасться ей и Спарде в руки.
  "Интересно-о-о... Смотри-ка, кажись, уже начинает действовать, или мне кажется?" - безразлично обратилась Сапфи к своему мечу. Тот снова закряхтел, что-то снова начал насчет "свободы и равенства". Демоница, разумеется, пропустила все это мимо своих милых ушек. Нечего забивать свою бедную головушку подобной чепухой, разве нет?
  "Хе, хе, скорее всего. Я не буду удивлен, если она..." - но его мысль была заглушена фразой Клер, в которую демоница соизволила вслушаться:
- Прошлое и настоящее не оставляет сомнений в вашей силе. Но меня волнует будущее. Не хочется сейчас получить неприятный сюрприз от Мэндора. Тем более, мы не знаем, что произошло с вашими сыновьями.
  Милая улыбка, которая все показывала.
  "Я же говорил! Я же говорил!" - закричал меч внутри сознания Сапфиры.
  "Да, да, сказал..." - терпеливо ответила ему Карат.
- Как интересно... - тонкая ухмылка. - А вы не могли бы отдать этот камешек? Демонический артефакт может подчинить ваш разум и заставить неадекватно вести. Не думаю, что вам понравиться, когда вами управляют... Уверяю вас, у нас камень будет в надежных руках, - реакция. Интересно, как отреагирует на это Клер? Было несколько вариантов, но Сапфира пока что ни одни не выбирала. Ждала. Ведь люди - непредсказуемые создания, от них можно ожидать любого действия. Абсолютно, даже самого невозможного и безумного.
- Или вы попробуете сказать, что ваша воля сильнее этого камешка? - вкрадчиво дополнила свой допрос Сапфира. Феликс что-то хотел на это ответить, явно что-то неприятное и громкое, так что демоница просто отключила ему звук. Чтобы не мешал и не портил момент.
  Карат чуть расслабила плечи и с удовольствием почувствовала, как замок перестраивается. Крепость. Дом. Да, да, не странно, даже привычно, что здания тут живые. Могучая энергия, жаль, что ей нельзя почерпнуть оттуда ни капли. Хотя нет, почему, она могла, но не хотела - лень? А, может, просто не было желания? Кто знает? Иногда Сапфира ловила себя на мысли, что становится более философичной натурой. Что ж... с таким возрастом это не удивительно, ведь надо же как-то убивать время, сидя в кресле перед камином.
  Краем глаза Карат отметила, что комната тоже начинает себя перестраивать. Иногда в качестве теней появлялись мелкие низшие, которые помогали побыстрее залечить раны гостиной. Впрочем, это уже были совершенно ненужные замечания, не правда ли?

+1

26

Не даром у Преисподни множество названий, одно из которых – Хаос. Все кружится, движется и беспорядочном и нелогичном порыве.  Так было и сейчас – мелкие демоны суетились по дому, хотя смысл их действий девушка понимала с трудом; здание, служившее пристанищем Спарды, словно живой организм перестраивалось, двигалось и регенерировало, и ей даже стало казаться, что она находится в желудке гигантского монстра, который еще чуть и начнет пускать желудочный сок, желая переварить её вместе с мебелью, машиной и демонами.  От одной этой мысли кровь резко прихлынула к щекам, а в висках стало отдаваться биение сердца.  Сестра Спарды больше не внушала ей доверия, став в её глазах демоном, желающим отобрать её единственную защиту. Краем глаза Клер стала осматривать помещение. Дыра в стене от нападения демона босса значительно поуменьшилась, но еще оставалось значительное пространство для того, чтобы проскользнуть на улицу в поисках случайного счастья в виде открывшегося портала. Сапфира была неумолима, по её взгляду аферистке сразу стало понятно, насколько серьёзны её намерения.

«Он подчиняет меня своей воле?» - Клер бросила продолжительный взгляд на камень, свет в гранях которого утопал, растворялся  и так манил прикоснуться, познать, что же будет с тем, кто коснется его своей рукой. Авантюристка медленно поднесла к его безмятежной черноте, казавшееся пульсирующей густой черной жижей и резко выбросив руку вперед, обхватила всей ладонью. И он был живой! Горячий камень, как живой организм, распространявший около себя ауру особой энергетики, вызывающей чувство собственничества.

- Конечно, воля моя нерушимая, но эта вещь принадлежит мне! - Рассмеялась она и, подхватив сумочку ринулась к окну, дыра в котором практически излечилась. Прыжок в окно – и она полетела вниз, приземлившись на странный кустарник, листья которого заменяла сухая деревянная стружка, на тонком стебле-проводке. Земля под ногами напоминала мелкую гальку,  и Клер, на ходу снимая обувь – туфли на высоком каблуке-шпильке, бросилась бежать по просторам Ада близ замка легендарного темного рыцаря.
Впереди виднелся высокий валун, покрытый толстой скользкой снежной коркой, но разбитый по центру копытами адских всадников.

--------> Окрестности Замка Темного Рыцаря

0


Вы здесь » Devil May Cry » Замок Темного Рыцаря » Гостиная